Угнать на 50 метров. Обвиняемого в перекрытии улицы МАЗом приговорили к 7 годам заключения
Антон Мардилович
Угнать на 50 метров. Обвиняемого в перекрытии улицы МАЗом приговорили к 7 годам заключения
2 февраля 2021, 16:36
1 347

Дмитрий Дубков. Фото: Антон Мардилович / Медиазона

Суд Советского района Минска приговорил Дмитрия Дубкова, обвиняемого в угоне грузовика и блокировании транспорта (часть 3 статьи 214) и участии в массовых беспорядках (часть 2 статьи 293 УК), к 7 годам лишения свободы в колонии усиленного режима. Именно такое наказание запрашивала прокурор. Дубков сидел за рулем МАЗа во время протестов 10 августа, когда его попросили перегородить улицу, чтобы помешать силовикам.

Грузовик на протестах

Во время акции 10 августа митингующие использовали грузовик МАЗ, чтобы перегородить дорогу силовикам. События на улице Притыцкого попали на видео: камера наблюдения и видеорегистратор были установлены в кабине автомобиля. Через неделю после этого инцидента Следственный комитет сообщил, что задержан подозреваемый в угоне с угрозами применить насилие.

Тогда же СК опубликовал видеозапись, смонтированную с обеих камер с пропусками по хронометражу. Ролик распадается на несколько последовательных сцен:

— Грузовик очень медленно движется к перекрестку и почти останавливается, пропуская легковые автомобили. СК уточняет, что машина ехала к станции метро «Спортивная» с тремя работниками троллейбусного парка для эвакуации неисправного троллейбуса.

— Из-за перекрестка к грузовику подбегает молодой человек, он размахивает руками, привлекая внимание водителя. Юноша одет в шорты и футболку в красно-белую полоску.

— Далее предположительно тот же молодой человек, стоя на подножке, стучит в водительскую дверь, а затем открывает либо помогает открыть ее. Водитель возмущается: «Ну что вы делаете?».

— После этого молодой человек пропадает из кадра. Дверь открывается. За ней на земле стоит мужчина в темной майке, он наводит на водителя предмет, похожий на пистолет. За его спиной стоит человек в кепке и с рюкзаком. Оба требуют от водителя выйти из грузовика.

Водитель и пассажир выходят из грузовика. Похоже, что водитель забирает с собой ключ зажигания. Слышны крики: «Вылазь лучше, а то мы сейчас закинем ***** [на фиг] гранату».

— Далее видео прерывается монтажной склейкой. Если верить часам камеры, на которую ведется съемка, сотрудники СК выкинули около двух минут записи. На следующем кадре слышны крики: «Кто умеет водить? Ключи есть».

Видео заканчивается фотографией грузовика, стоящего поперек улицы Притыцкого.

Через несколько дней СК опубликовал еще одну видеозапись с 29-летним дальнобойщиком Дмитрием Дубковым. К тому моменту его уже признали подозреваемым в угоне грузовика и в участии в массовых беспорядках. На видео Дубков рассказывает, что автор телеграм-канала NEXTA «провоцирует своими вбросами» и использует протестующих как «пушечное мясо». В ролике есть несколько кадров из кабины грузовика: Дубков сидит за рулем МАЗа, машина совершает медленный поворот влево.

Угрозы, ключи и «провокации»

Дмитрия Дубкова обвиняют в том, что 10 августа он по «внезапно возникшему» предварительному сговору с неизвестными проник в кабину МАЗа на Притыцкого, завладел грузовиком и запустил двигатель без цели кражи — при этом неизвестные угрожали водителю предметом, похожим на пистолет. В обвинении указаны две статьи УК: угон транспортного средства с применением или угрозой применения насилия (часть 3 статьи 214) и участие в массовых беспорядках (часть 2 статьи 293 УК). Дубков признал только, что перегонял грузовик на другое место.

В суде водитель грузовика Виктор Новодворский рассказал, что улицу Берута, по которой он двигался, перекрыли молодые люди, из-за чего он встал в пробку. Через некоторое время к грузовику подошли несколько мужчин, они попытались открыть пассажирскую дверь. Один из них держал в руке некий предмет, который угрожал бросить в кабину.

Водитель завел машину и тронулся с места, тогда люди, стоявшие около грузовика, начали бить по кабине, открыли дверь и заставили выйти, угрожая прострелить ему голову. Новодворский выпрыгнул из грузовика и побежал, за ним в погоню кинулся один из окруживших МАЗ мужчин. Он догнал Новодворского и отобрал ключи.

Новодворский вернулся в троллейбусный парк и отчитался ответственному. Ночью сотрудники парка приехали, чтобы забрать МАЗ — к этому моменту он стоял посреди дороги в 50 метрах от места происшествия. Зеркала грузовика были разбиты, исчезло буксирное устройство, а огнетушитель валялся посреди дороги.

Брошенный МАЗ, стоящий поперек улицы Притыцкого 10 августа. Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

Водитель сказал, что не имеет претензий к Дубкову: ему угрожали другие люди. Поэтому он не стал требовать от обвиняемого возместить ущерб. Родственники Дубкова сами выплатили ему компенсацию 300 рублей. Претензий к Дубкову не имеют и пассажиры МАЗа.

Дубков не отрицает, что управлял автомобилем. Обвиняемый рассказал, как попал в кабину: кто-то из собравшихся спросил, кто умеет управлять таким грузовиком. Дубков, по профессии водитель-дальнобойщик, откликнулся. Когда он подошел к МАЗу, незнакомый ему мужчина в спортивной одежде и капюшоне стоял на подножке кабины и разговаривал с водителем. Другой участник событий, отдавший ему ключи, сказал, что «машина наша». Дубков развернул машину поперек улицы, чтобы перегородить дорогу силовикам: для обычного транспорта улица к этому времени была уже заблокирована.

Брошенный МАЗ, стоящий поперек улицы Притыцкого 10 августа. Фото: кадр из видео СК

Дубков утверждает, что не видел момента, когда водитель вышел из машины: его заверили, что ему оказывают медицинскую помощь.

«Сел, завел, посигналил, чтобы никто не попал под колеса — с целью предупредить и избежать ДТП, повернул налево и остановился», — описал Дубков свои действия.

Незнакомые ему мужчины предлагали разогнать МАЗ в сторону силовиков. Он решил, что его подстрекают, остановил грузовик, протер руль, отдал ключи тому, от кого их получил, а затем нашел своего друга и ушел с перекрестка.

В суде Дубков категорически не согласился с обвинением в блокировке движения, поскольку улица была заблокирована до того, как он сел за руль МАЗа. О том, что грузовик служебный, он не знал. По словам Дубкова, он «повелся на провокации», но выступает против насилия и не считает, что акции в Минске были «массовыми беспорядками» — на его взгляд, это были мирные акции протеста.

В протоколе допроса записаны слова Дубкова о том, что события десятого августа начали из мирного протеста превращаться в массовые беспорядки. Сам обвиняемый уточнил, что на момент допроса не понимал термин «массовые беспорядки», а общаться с адвокатом ему не разрешали. Обвинение в предварительном сговоре с группой лиц Дубков считает оскорблением.

По словам обвиняемого, заявление с признанием он писал «фактически под диктовку сотрудника», предварительно рассказав в КГБ о том, что он делал 9 и 10 августа.

7 лет лишения свободы и иск на 8 000 долларов

В суде гособвинитель Анастасия Малико потребовала взыскать с Дубкова 21 861 рубля и 69 копеек (примерно 8 347 долларов) в пользу Минсктранса. Как получилась такая сумма — неизвестно, представительница организации сказала в суде, что не может объяснить методику, так как некомпетентна в этом вопросе и не участвовала в подсчете.

Прокурор предложила признать Дубкова виновным в завладении автомобилем без цели хищения, совершенном группой лиц по «внезапно возникшему предварительному сговору» с угрозой применения насилия, а также в участии в массовых беспорядках, сопровождающихся насилием над личностью и вооруженным сопротивлением представителям власти. В качестве наказания она предложила назначить обвиняемому 7 лет лишения свободы в колонии усиленного режима.

«В данном конкретном случае речь идет о внезапно возникшем предварительном сговоре. Поскольку обвиняемый, видя, какая ситуация происходит на улице, в месте совершения преступления, на предложения от лиц, которые ему поступили, в том числе на предложение въехать в сотрудников ОМОНа, согласился осуществить поездку на транспортном средстве, тем самым вступил в предварительный сговор. Действия их уже на данный момент распределялись: обвиняемый управлял транспортным средством, иные лица координировали его действия, а также движение», — расценила произошедшее прокурор.

По мнению прокурора, Дубков достоверно знал, что неизвестные завладели МАЗом неправомерно. Судя по видео с места событий, вблизи автомобиля находился человек с предметом, похожим на пистолет. Кроме того, потерпевшие говорили об угрозах. По версии обвинения, Дубков находился вблизи происходящего и мог наблюдать это непосредственно, а также пользоваться интернетом.

По мнению адвоката Ольги Карпушонок, действия Дубкова подпадают под статью 342 УК (грубое нарушение общественного порядка). Дубков не знал, каким образом человек, передавший ему ключи от грузовика, получил их. Сам обвиняемый насилие не применял — это следует из имеющихся видеозаписей и показаний.

По версии защиты, Дубков не контактировал с человеком, у которого был предмет, похожий на пистолет.

Иск о причинении ущерба «Минсктрансу», по мнению адвоката, также не подлежит удовлетворению — нет доказательств того, что убытки предприятия возникли из-за действий Дубкова, а методика вычисления суммы компенсации неизвестна.

В иске организации сказано, что в результате противоправных действий Дубкова в связи с остановкой общественного транспорта с 20:10 [10 августа] до 02:40 [11 августа] Минсктрансу был причинен имущественный вред. При этом в видео из кабины МАЗа записано время, когда Дубков им управлял: 23:15.

Последнее слово. «Меня по сути держат в плену»

«Настал тот день, когда я сожалею о том, что не являюсь ни оратором, ни поэтом. Начну, пожалуй, несколько издалека. Наши госсми очень полюбили слово "методичка", хотел бы посоветовать им одну из них к прочтению — "Скотный двор" Оруэлла. Мы живем как в сказке, не иначе», — такими словам Дубков начал свое последнее слово.

Он выразил сожаление, что потерпевших нет в зале суда, и принес им извинения «за то, что случилось с ними в августовскую ночь».

«Я говорил ранее и говорю сейчас, что воспринимаю подобное обвинение в свою сторону как оскорбление, — продолжал Дубков. — Я сам профессиональный водитель. Мой отец всю свою жизнь работал на различного рода технике. То есть мне известно, что такое агрессия за рулем, что такое насилие, как обворовывают грузовики. Я знаю, чего стоит этот труд, и я уважаю его. Для меня совершить подобное — это все равно, что предать самого себя».

Дубков подчеркнул, что в его действиях не было прямого умысла, он не знал, кому принадлежит грузовик и не представлял, что совершает преступление: «Неправомерное завладение техникой с моей стороны также не доказано. Я взял ключи у человека, который, по моему мнению, был владельцем этого автомобиля, я перегнал этот автомобиль по его просьбе, вернул ему ключи».

«Вы спрашивали меня о том, что я давал показания, что начались массовые беспорядки, и в этот момент я покинул улицу, город, — обратился Дубков к судье. — Но не спросили о том, что я подразумевал под массовыми беспорядками. Массовые беспорядки — это хаотичная раскидка светошумовых гранат и слезоточивого газа, потому что это необъяснимо. В действительности соблюдалось достаточное расстояние, чтобы не причинять никому вреда. Каких-либо законных и вообще любых других требований не поступало».

По его словам, если бы автомобиль оставался на месте, он бы точно так же блокировал движение.

«То, что мне инкриминирует гособвинитель и то, что мне пыталось всунуть предварительное следствие — это недопустимо в правовом государстве, это несоблюдение законов, — продолжал Дубков. — Меня по сути полгода держат в плену. К тому же наши СМИ успели в августе меня назвать одним из нападавших, хотя была видеозапись и они видели, что я не причастен к данному преступлению. Это оскорбление. После этого запрашивать семь лет? За что, извините? Совершил ли я что-либо, что достойно семи лет в плену, без родных и близких, без свободы, какой бы она ни была в настоящий момент?».

Он повторил, что вина его не доказана: «Ну, да, я перегнал автомобиль. Не согласен с результатами выборов? Да, я с ними не согласен. Я считаю, что наше государство, как оно есть, действует в интересах одного конкретного лица. Оно не соблюдает Конституцию, не соблюдает права. Не соглашаться с этим глупо. Я не понимаю, почему подобное происходит. Если в моем деле действительно есть за что прицепиться, то сейчас сотни других ребят сидят за то, что… вообще нет ничего. По сути своей, они находятся в плену в интересах одного конкретного человека. Общеизвестно. [Человека], который сам неоднократно заявлял о своих преступлениях, мы это понимаем».

Судья Елена Жукович признала Дмитрия Дубкова виновным и приговорила его к 7 годам лишения свободы в колонии усиленного режима — ровно столько и просило обвинение.

Ещё 25 статей