Шпаргалка по химии. Как не запутаться в видах уголовного наказания
Анастасия Бойко
Шпаргалка по химии. Как не запутаться в видах уголовного наказания
10 марта 2021, 15:15
3 135

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Чтобы не захлебнуться во все более плотном потоке новостей о приговорах участникам протестов, «Медиазона» предлагает пользоваться кратким справочником по разнообразным видам лишения и ограничения свободы, которые может назначить беларуский суд — от самых распространенных до исключительных.

Всего в беларуском Уголовном кодексе перечислено 11 видов наказания: лишение свободы, ограничение свободы с направлением или без направления в исправительное учреждение открытого типа (ИУОТ), общественные и исправительные работы, штраф, арест, ограничение по военной службе, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, пожизненное заключение и смертная казнь (расстрел). С лишением или ограничением свободы так или иначе связаны пять из них; ниже эти меры наказания расположены по частоте применения — от обыденных к редким и исключительным.

Самые распространенные наказания по делам, связанным с политическим активизмом и протестами — ограничение свободы с направлением или без направления в исправительное учреждение открытого типа (ИУОТ). В народе это называется химия и домашняя химия соответственно. Ограничение свободы могут назначить, например, за действия, грубо нарушающие общественный порядок (часть 1 статьи 342), хулиганство (статья 339 УК), насилие или угрозу насилия в отношении милиционера (статья 364 УК), оскорбление президента (статья 368 УК).

Ограничение свободы без направления в ИУОТ, или домашняя химия

Часть 6 статьи 55 УК

Домашняя химия — это вид наказания, при котором осужденный остается на свободе, но в течение всего срока должен соблюдать ряд условий. Например, не покидать дом в назначенные часы и регулярно отмечаться в милиции, объясняет руководитель правозащитной организации «ТаймАкт» Василий Завадский.

«К нему домой с проверкой могут прийти в любое время, он обязан в определенное время, которое будет установлено уголовно-исполнительной инспекцией, находиться дома. Человек не имеет права посещать развлекательные места, места, где продается алкоголь, не имеет право употреблять алкоголь. В выходные дни, чтобы уехать за город, нужно просить разрешение у инспекции, которая, по опыту, далеко не всегда выдает его. Если у человека работа связана с командировками и поездками, то бывают случаи, что инспекция идет навстречу и разрешает продолжать работать», — рассказывает Завадский.

Важно, что в течение срока «домашней химии» инспекция может поменять правила отбытия наказания: например, изменить время, когда осужденному нельзя выходить из дома.

В октябре 2019 к трем годам домашней химии за злостное хулиганство (часть 3 статьи 339 УК) приговорили анархиста Дмитрия Полиенко. Он вспоминает, что после вступления приговора в законную силу, как и положено, пришел в милицию для постановки на учет, но нужную отметку ему не поставили — Полиенко так и не понял, почему.

«То есть время этой химии не шло. И только когда я жалобу написал, ко мне пришли домой участковый с напарником. Мы поехали в РУВД, и меня поставили на учет. Они взбесились, что я писал жалобу. Если многим можно в день выходить из дома, например, на четыре-шесть часов, то мне назначили два часа в день, кроме выходных и праздников», — вспоминает анархист.

Осужденные на «домашнюю химию» обязаны иметь постоянное место работы или заниматься предпринимательской деятельностью. Надомная работа тоже считается; по словам Полиенко, он был зарегистрирован как ремесленник.

Раз в неделю осужденный ходил отмечаться в милицию, а к нему домой, «бывало, в день по три-четыре раза приходили». Впрочем, «бывало, что не приходили вообще», отмечает он.

Во время «химии» Полиенко переехал жить в деревню — для этого он написал заявление в уголовно-исполнительную инспекцию и получил разрешение.

В июле 2020 года за нарушение правил «домашней химии» анархиста на 15 суток отправили в изолятор — Дмитрия якобы не оказалось дома, когда к нему пришли с проверкой. По его словам, это был повод для превентивного задержания «перед августом»: Полиенко утверждает, что на самом деле визита милиционеров не было, а протокол составили задним числом.

Активист дважды попадал под амнистии, и в октябре 2020 года его освободили от наказания. После этого он уехал из Беларуси, опасаясь нового уголовного дела.

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Ограничение свободы с направлением ИУОТ, или химия

Часть 3 статьи 55 УК

Ограничение свободы с направлением в ИУОТ называют просто «химией». Осужденные живут в корпусах, похожих на общежития, они находятся под надзором и обязаны исполнять правила внутреннего распорядка (ПВР).

Правозащитник Василий Завадский объясняет, что каждое ИУОТ закреплено за предприятием, чаще всего, промышленным — там и работают осужденные. Но если основное место работы находится неподалеку от ИУОТ, вы можете продолжать трудиться там. В Минске осужденные на «химию» работают, например, на Автомобильном и Тракторном заводах, Заводе шестерен.

Для осужденных в ИУОТ установлен распорядок дня, который регулирует, в том числе, рабочее время.

Заключенным, которые не допускали нарушений в колонии, могут смягчить наказание и перевести их в ИУОТ на «химию». Так случилось с музыкантом из группы Botanic Project Климом Моложавым: в 2016 году его приговорили к девяти годам колонии по «наркотической» статье 328 УК. Музыкант попал под две амнистии, а в августе 2020 года его перевели из ИК-17 в Шклове в ИУОТ в Бобруйске. Он освободился в феврале 2021 года.

«Тот же режим [, что и в колонии] — в шесть утра подъем, выезжаешь на работу, тебе туда звонят. Могут приехать с проверкой, — рассказывает Моложавый. — На работу ездили сами. Там есть утвержденный маршрут, по которому ты едешь. Мы ездили и на такси. Химия проще, но первые две недели я хотел обратно в зону. Не знаю, как это объяснить. Ну, вот мороженое тебе большое дали понюхать, лизнуть один раз, но не дали съесть. Вроде и видишь эту свободу, в интернете сидишь, но ты не на свободе. Вот что такое химия. Это не свобода и даже не полусвобода. Это та же бытовуха, тот же муравейник и тяжелая работа. Ну, мне повезло, я работал в офисе — помог человек. Я устроился менеджером по продажам».

Если осужденный к «химии» не нарушает ПВР, ему могут разрешить жить с семьей за пределами ИУОТ — решение об этом в индивидуальном порядке может принять начальник учреждения. Когда осужденный живет вне ИУОТ, на него накладываются ограничения: например, администрация определяет, на какое расстояние от дома и в какое время он может уйти, обязывает отмечаться в ИУОТ, участвовать в «воспитательных мероприятиях».

В ИУОТ осужденных могут навещать родственники, сами они с разрешения администрации могут съездить в гости к семье. Во время отбытия наказания разрешено заочно получать образование.

«В плане свиданий на "химии" хуже, чем на зоне, — делится своими наблюдениями Моложавый. — Там маленькая комнатка для свиданок, иногда могут на улицу выпустить походить с родными. Можешь, конечно, поощрения зарабатывать: выезд на выходные домой, или по месту ["химии"] гостиницу на сутки снять, или на четыре часа в город выйти, снять на это время квартиру с женой, например, и так провести время. Я так не делал, я развелся давно уже. У меня сейчас появилась девушка. Вот она приезжала на "химию"».

По словам Моложавого, осужденные в ИУОТ могут пользоваться телефоном и интернетом, а обеспечивают себя сами — покупают еду и одежду за свой счет.

«Платишь за то, что там живешь — рублей 50. Зарплата у меня была минималка. Ты сам полностью все покупаешь. Там нет столовой, там тебя не кормят. В зоне, если у тебя нет денег, тебя покормят. Там по быту чуть получше, но тоже бараки типа, но поменьше — человек на 20-30. По сути, заходишь в большую квартиру, где куча кроватей, кипиш, куча мужиков. Комнатка маленькая, где смотрят телик, кухонька, туалет, умывальник, раздевалка», — вспоминает музыкант.

В 2005 году к трем годам ограничения свободы с направлением в ИУОТ приговорили по статье 342 УК (действия, грубо нарушающие общественный порядок) политика Павла Северинца. Наказание он отбывал на лесоповале под Полоцком.

Лишение свободы

Статья 57 УК

Лишение свободы — это вид наказания, которое осужденный может отбывать в исправительной колонии (ИК), исправительной колонии-поселении (ИКП) или тюрьме. Лишение свободы предусмотрено практически всеми статьями УК, которые беларуские силовики применяют против участников политических протестов.

Для несовершеннолетних в Беларуси есть единственная воспитательная колония — в ней осужденные содержатся до 21 года, после их переводят в ИК общего режима. Женских колоний в Беларуси две — в самом Гомеле и Гомельской области.

В приговоре суда указан режим, по которому осужденный будет отбывать наказание в колонии — общий, усиленный, строгий и особый. Правозащитник Василий Завадский объясняет: как таковых колоний общего, усиленного или строгого режима в Беларуси, в отличие от России, не существует — в одном и том же учреждении могут содержать осужденных, которым назначен разный режим. Колонии разделяют на два типа по другому признаку: для тех, кто приговорен к лишению свободы впервые, и для тех, кто ранее уже отбывал такое наказание.

Лишь для приговоренных к особому режиму выделена отдельная колония — №13 в Глубоком Витебской области.

Исправительная колония

Часть 3, пункты 2-5 части 4 и пункты 2-3 части 5, часть 6 статьи 57 УК

12 октября 2016 года Дмитрий Полиенко был осужден по статье 364 УК и части 2 статьи 343 УК на два года лишения свободы с отсрочкой наказания. Через несколько месяцев суд отменил отсрочку и на полтора года отправил Полиенко в колонию общего режима.

Бывший заключенный объясняет: режимы отличаются разрешенным количеством посылок, свиданий с родными, суммой денег на счету. Условия содержания — одинаковые, питание зависит от состояния здоровья и может быть обычным или улучшенным.

Например, на общем режиме заключенным можно тратить шесть базовых величин в месяц, разрешены шесть свиданий и четыре посылки в год. Чем строже режим, тем меньше перечисленных благ положено осужденному.

«В зависимости от тяжести преступления тоже будут отличия: например, в том, когда человек может просить условно-досрочное освобождение или замену наказания», — добавляет Завадский.

Согласно ПВР, заключенные в ИК живут в общежитиях, но в обиходе эти помещения беларусы называют по-старинке — бараками. По территории колонии осужденные ходят только строем и в сопровождении сотрудников, чтобы перемещаться в одиночку, нужно разрешение администрации.

В 2016 году в ИК-2 в Бобруйске в порядке эксперимента некоторым заключенным позволили заочно получать высшее образование. Уже в 2019 году проект закрыли.

Колония-поселение

Часть 3, пункт 1 части 4 и пункт 1 части 5 статьи 57 УК

Исправительная колония-поселение — тоже место лишения свободы, но с более мягким режимом, чем в ИК. В Беларуси таких колоний три. Территории ИКП обнесены забором, на входе оборудованы КПП. Осужденные живут в общежитиях за свой счет, сами оплачивают коммунальные услуги и могут заочно получать высшее образование.

С разрешения администрации осужденный может пользоваться собственным телефоном, жить на территории ИКП или за ее пределами с семьей, но при этом своевременно отмечаться и соблюдать установленные правила. Передвижения по территории, если они не предусмотрены распорядком дня, запрещены. В отличие от ИК, в колонии-поселении не предусмотрены изолированные ПКТ — помещения камерного типа, куда помещают нарушителей и неугодных.

При замене наказания на более мягкое заключенных из ИК могут перевести в ИКП.

Во всех исправительных учреждениях Беларуси заключенные могут заниматься художественной самодеятельностью. Например, в женской ИК-4 есть театр; режиссер Анастасия Мирошниченко сняла о нем документальный фильм «Дебют».

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Тюрьма

Части 3 и 7 статьи 57 УК

Тюрьма — самый строгий тип учреждений, где отбывают лишение свободы; в Беларуси их три. В тюрьме заключенные живут в изолированных камерах, на окнах установлены решетки, а на дверях — сигнализация. Туалет с перегородкой расположен прямо в камере, есть раковина. Как и в колониях, заключенные трудятся: в производственном цеху, на хозяйственных или ремонтных работах.

Василий Завадский рассказывает, что чаще всего в тюрьму попадают из колоний — за новые преступления или злостное нарушение режима. Впрочем, «бывают случаи, когда человека сразу приговаривают к тюремному режиму — за особо тяжкие преступления», — объясняет правозащитник.

Арест

Статья 54 УК

Арест — это строгая изоляция осужденного максимум на три месяца. Наказание отбывают в арестных домах, которые зачастую находятся на территории СИЗО, тюрем или колоний. Условия содержания — такие же, как на общем режиме в тюрьме. Получать образование во время ареста нельзя, передвигаться без конвоя тоже. В арестных домах люди не работают, но их могут привлечь к хозяйственным работам. В случае смерти или тяжелой болезни близкого родственника осужденного могут отпустить из-под ареста домой.

21 января суд Первомайского района Минска приговорил к трем месяца ареста почтальона, которая разгласила личные данные 35 милиционеров. Ее признали виновной в незаконном сборе и распространении информации о частной жизни (часть 1 статьи 179 УК).

Пожизненное заключение и смертная казнь

Статьи 58 и 59 УК соответственно

Расстрел в Беларуси назначают за некоторые особо тяжкие преступления — например, убийство при отягчающих обстоятельствах (часть 2 статьи 139 УК), убийство милиционера (статья 362 УК) и акт терроризма, совершенный организованной группой либо сопряженный с убийством (статья 289 УК).

Смертную казнь не назначают женщинам, несовершеннолетним и мужчинам старше 65 лет. В случае помилования cмертная казнь заменяется на пожизненное заключение.

Последний смертный приговор в Беларуси был вынесен 15 января 2021 года — расстрел назначили фигуранту дела «слуцкой банды», 29-летнему Виктору Скрундику, признанному виновным в убийстве двух пенсионеров, покушении на убийство, разбое и грабеже.

Пожизненное заключение, гласит УК, «допускается как альтернатива смертной казни».

Исправлено. Мы удалили ссылку на сообщение TUT.by, поскольку издание и его соцсети власти Беларуси признали «экстремистскими» — и за гиперссылки на них предусмотрена административная ответственность.

Ещё 25 статей