Двенадцать. Кого и за что судят по «делу студентов»
Глеб Лепейко
Двенадцать. Кого и за что судят по «делу студентов»
14 мая 2021, 8:20
986

Анастасия Булыбенко, Ольга Филатченкова, Кася Будько, Виктория Гранковская, Алана Гебремариам, Яна Оробейко, Егор Канецкий, Ксения Сыромолот, Мария Каленик, Татьяна Екельчик, Глеб Фицнер, Илья Трахтенберг. Фото: из личного архива студентов

В суде Октябрьского района Минска начинается процесс по «делу студентов». 12 обвиняемых в ноябре прошлого года задержали сотрудники КГБ: по версии следствия, они были организаторами протестов в вузах и обсуждали свои планы со Светланой Тихановской. По статье о грубом нарушении порядка группой лиц по предварительному сговору им грозит до трех лет лишения свободы. «Медиазона» напоминает, как протестовало осенью беларуское студенчество, и рассказывает, кого силовики считают координаторами тех акций.

Как власти подавили студенческий протест

После президентских выборов в августе 2020 года в беларуских вузах стали появляться стачкомы, и уже 1 сентября прошел первый студенческий марш. Протесты приобретали разные формы: студенты выпускали видеообращения, подписывали петиции и обращения к руководству вузов и министерства образования, пели песни в фойе университетов и расклеивали листовки.

Реакция университетской администрации не заставила себя ждать: активистам стали объявлять выговоры и выносить предупреждения. По данным Ассоциации беларуских студентов (Заадзіночанне беларускіх студэнтаў, ЗБС), с сентября прошлого года из вузов по политическим мотивам исключили 153 учащихся. К подавлению студенческого протеста подключились и силовики — они задержали не менее 466 учащихся, 42 человека стали фигурантами уголовных дел.

12 ноября — в день, прозванный «черным четвергом» — сотрудники КГБ задержали сразу 11 человек, которые сейчас проходят обвиняемыми по «делу студентов», а десятки других активистов были вынуждены бежать из страны.

В январе остатки университетских стачкомов и других объединений объединились в Ассоциацию беларуских студентов. Сейчас она юридически и финансово помогает студентам, пострадавшим от действий властей, оказывает поддержку оставшимся в Беларуси активистам. Единичные акции в вузах продолжаются до сих пор — например, в марте студенты БГУИР вывесили из окна огромный бело-красно-белый флаг.

Что известно о «деле студентов»

Всего в деле 12 обвиняемых, среди них один преподаватель, десять студентов и одна выпускница. Следствие называет их «координаторами на местах», которые администрировали протестные телеграм-каналы, призывали к участию в акциях, готовили и обеспечивали всем необходимым протестующих и следили за перемещениями милиционеров. Свои планы активисты обсуждали в Zoom, в том числе, как настаивает следствие, и со Светланой Тихановской.

При этом сами акции в вузах Генпрокуратура описывает так: протестующие «блокировали коридоры и лестничные марши, затрудняли проход студентов, преподавателей и посетителей, создавали шум (громкие крики, свист, скандирование лозунгов, пение)».

Генпрокуратура настаивает, что обвиняемые действовали по некоему плану, но в сообщении ведомства приводятся лишь несколько его пунктов: привлечь студентов и преподавателей к участию в протестах, широко освещать акции «в выгодном для себя свете», организовать мероприятия, «которые с учетом ритмичности и повторяемости вели к выработке у их участников психологических установок на противоправную модель поведения», наконец, «опробовать способы управления молодежью».

Кого обвиняют в организации студенческих протестов

19-летний Илья Трахтенберг хочет продолжить семейную династию архитекторов — его прадед Наум Трахтенберг разработал генплан восстановления Минска после войны, а также генпланы Бобруйска, Витебска и Мозыря. Илья играл в «Что? Где? Когда?» и был участником инициативной группы своего факультета. Он открыто выступал на акциях и никогда не скрывал своих взглядов от администрации вуза. Трахтенберга отчислили с мехмата БГУ 29 октября и вручили ему повестку в военкомат. На медкомиссию юношу вызвать не успели — 12 ноября его задержал КГБ.

Другую студентку мехмата БГУ и активистку «Свободного профсоюза БГУ» Татьяну Екельчик задержали позже остальных — 27 ноября. За участие в акциях администрация вуза выносила ей предупреждения и требовала писать объяснительные. Тем не менее, выйдя на свободу, девушка надеется продолжить учебу на мехмате. Татьяна увлекается танцами и в СИЗО учит танцевать своих соседок по камере. Она занималась пауэрлифтингом и выступала на соревнованиях за свой факультет.

Студенка БГАИ Мария Каленик специализируется на экспозиционном дизайне. За неделю до задержания девушку предупредили, что в вузе ей интересовались «люди с папками», которые спрашивали ее номер. Мария участвовала в студенческих акциях на больших переменах и высказывалась против милицейского насилия и фальсификаций на выборах. В письмах родственникам она пишет, что ни о чем не жалеет.

Ксения Сыромолот с 4 курса факультета философии и социальных наук БГУ была пресс-секретарем ЗБС и волонтером правозащитного центра «Вясна». Она окончила лицей БГУ, при поступлении дважды набрала 100 баллов на ЦТ и стала героиней сюжета на государственном ТВ. Девушка пишет рассказы, некоторые из них публиковались в журнале «Маладосць». Друзья завели инстаграм-аккаунт, где выкладывают рисунки из писем Ксении и ее стихи.

«Марш студентов» 1 сентября 2020 в Минске. Фото: AP

19-летняя студентка БГПУ Кася Будько родом из Гродно. Девушка любит рисовать, она участвовала в арт-инициативе «Майстэрня паштовак салідарнасці», в рамках которой художники помогали всем желающим создавать открытки для политзаключенных. Из-за ее политической позиции Касю несколько раз вызывали на разговор с администрацией вуза.

Ее подруга и соученица по БГПУ, внучка беларуского поэта Ивана Оробейко Яна Оробейко встретила 20-летие в СИЗО. Девушка была художницей той же «Майстэрні», а во время практики в школе преподавала прикладное искусство. В училище она добилась, чтобы администрация проложила новую дорожку от метро к учебному корпусу — собирала подписи, вела переговоры с местными властями и ректоратом.

Пятикурсник биофака БГУ Егор Канецкий был активистом «Свободного профсоюза БГУ», из-за чего, как предполагают друзья, его и задержали. С первого курса парень занимался в НИЛ биохимии обмена веществ и проводил много времени в лаборатории.

Студент МГЛУ Глеб Фицнер интересуется экономикой и финансами. После выборов он присоединился к движению «МГЛУ за Свободу», но основательница университетского стачкома Анастасия Кривошеева сказала «Медиазоне», что Глеб был не самым активным участником протестов: «Сложно доказать его активизм, кроме пары фото». Он выходил на акцию 1 сентября и стал свидетелем последовавших за ней задержаний, когда ОМОН появился в здании вуза.

24-летняя сирота Виктория Гранковская была старостой группы на 4 курсе БНТУ. После выборов она участвовала в женских акциях и составила петицию ректору с призывом остановить давление на студентов, которые участвуют в протестах. 1 сентября во время сбора подписей возле университета ее задержали и арестовали на семь суток. Вскоре девушку отчислили.

Первокурсница того же университета Анастасия Булыбенко тоже была старостой группы, а в Минск ради учебы переехала вместе с мамой. До этого девушка посещала художественную школу, играла в КВН и училась играть на нескольких музыкальных инструментах сразу. Осенью ее задержали за участие в акции и арестовали на 10 суток, после чего исключили из университета.

В день задержания студентку на камеру допрашивала сотрудница государственного издания «СБ. Беларусь сегодня» Людмила Гладкая. На лбу у Анастасии на этом видео — красное пятно в форме сердечка.

Преподавательница БГУИР Ольга Филатченкова поддержала всеобщую забастовку 26 октября, объявленную Светланой Тихановской, и снялась в видеообращении против милицейского насилия и преследования студентов. Во время обыска сотрудники КГБ изъяли всю технику педагога и ее сына Ивана, студента того же вуза. Контакты и фотография Филатченковой до сих пор не удалили со страницы кафедры программного обеспечения и информационных технологий БГУИР.

Выпускница БГМУ Алана Гебремариам в 2019 году баллотировалась в Палату представителей как активистка «Молодежного блока». Она выступала против «закона об отсрочках» и обязательного распределения выпускников, за декриминализацию «наркотической» статьи 328 УК. После президентских выборов девушка стала членом Координационного совета и представителем Светланы Тихановской по делам молодежи и студентов.

Исправлено. Мы удалили ссылку на сообщение TUT.by, поскольку издание и его соцсети власти Беларуси признали «экстремистскими» — и за гиперссылки на них предусмотрена административная ответственность.

Ещё 25 статей