Арестный конвейер в Жодино. Монолог жителя Минска, которого отпустили из‑за нехватки времени у судей
Александр Бородихин
Арестный конвейер в Жодино. Монолог жителя Минска, которого отпустили из‑за нехватки времени у судей
11 августа 2020, 15:57
10 118

Фото: Celestino Arce Lavin / ZUMA / ТАСС

37-летний Юрий Мелешкевич, член совета правоцентристской партии БНФ, был задержан ОМОНом в центре Минска 7 августа во время разгона оппозиционного велопробега. В протоколе указано, что он протестовал на велосипеде, хотя велосипеда у него не было. Мелешкевича вместе с 80 другими задержанными доставили в изолятор в городе Жодино — а вчера отпустили на свободу, потому что его протокол судьи попросту не успели рассмотреть. «Медиазона» записала монолог Мелешкевича о задержании, перевозке в душных автозаках и освобождении из Жодино.

В пятницу — я знал, что в городе будут акции автомобилистов — я гулял на улице. Наблюдал за тем, что происходит, но не участвовал. Стал свидетелем проезда велосипедистов — это такая акция, которая проводилась в преддверии выборов. Следовал за этой колонной, они двигались значительно быстрее. В какой-то момент я дошел до места, где произошло столкновение милиционеров из [спецподразделения] ГАИ «Стрела», это было в районе [площади] Якуба Коласа со стороны здания филармонии [на проспекте Независимости].

Там стояли две машины «Стрелы» — часть велосипедистов они задерживали, часть смогла уехать через дворы и проезды. Когда я проходил, подъехала машина со спецназом, вышли люди в штатском и по форме, и подъехал автобус со спецназом внутренних войск в зеленой форме. Я прошел мимо них, метров 20 до перекрестка, чтобы сфотографировать: повернулся и сделал два снимка, как людей задерживали, подрезали, велосипеды падали, они падали, была свалка. Пока я делал фотографии, два сотрудника ОМОНа это заметили, развернулись и молча бросились на меня. Только подбегая, они стали орать: «Что ты фотографируешь? Ты задержан!».

Заломали мне руки и забросили в автобус, где попытались досмотреть личные вещи, на что я сказал, что они не имеют права на досмотр, пока мне не назвали причину задержания и основания для досмотра. Они бросили меня на заднее сиденье микроавтобуса и дальше просто ездили по проспекту: подрезали, выскакивали и тянули велосипедистов. Нас было там пять человек, одна женщина и четыре мужчины. Один мужчина пострадал во время падения — он упал и ударился об асфальт. Я ему оказывал помощь, передал влажные салфетки, чтобы вытереть кровь — он разбил локти, была ссадина в районе виска, он себя плохо чувствовал. В итоге его отправили в больницу, потому что через несколько часов в милиции он стал терять сознание и был в плохом состоянии.

Меня доставили в Ленинское РУВД, где сотрудники полиции составили рапорты, согласно которым я ехал на велосипеде. Я теперь буду требовать, чтобы мне предоставили «мой велосипед», если я на нем был — ремарка: у меня нет велосипеда, и я не пользуюсь никакими платными сервисами. Написали, что я участвовал в акции велосипедистов, не подчинялся законным требованиям сотрудников милиции, хотя это абсолютная неправда: я не оказывал сопротивления и проследовал в автобус.

Все участники получили по два протокола, все потеряли свои велосипеды, их забирали без велосипедов. В камере были еще четыре человека, так называемые шашлычники: ребят задержали в парке, когда они жарили шашлыки. Доставили в Жодино шашлычников, велосипедистов, всех задержанных с флагами — парню по имени Артем Доброхотов шесть суток вчера дали, гулял с флагом по проспекту; шашлычников отпустили.

Всего нас было около 80 человек — четыре или пять автозаков отправили в Жодино. Условия в автозаке так себе, конечно, три часа в духоте сидели: я в «стакане» сидел депривированный, четыре человека в металлическом ящике задыхались, и их пересадили за решетку. Мы три часа ждали, пока всех оформят. Это было в воскресенье утром.

В понедельник с утра нам сказали, что будут суды — и где-то часов с двух-трех начали выводить людей на суды. Судьи приехали непосредственно [в изолятор], и так рассматривали эти дела. Они попытались всех рассмотреть — последнее рассмотрение протокола произошло где-то в 19:45, где-то 20 минут заняло, это вот Артема Доброхотова. Я сидел с ним в одной в камере, нас было четыре человека: я, Артем, один из шашлычников и участник велопробега. Нас двоих просто не успели осудить, судьи уехали. Всего, как оказалось, трех человек в Жодино не успели осудить. Тех, кого осудили на сутки, возвращали в камеры: им давали сутки и повестку, кому-то повестку и штраф, в основном возвращали в камеры.

Даже делали обыски на квартирах у двух ребят: Дениса Малько и Романа Козловского. Малько был в квартире, там сфотографировали обстановку, а у Козловского устроили обыск, забрали технику, телефон, ноутбук по делу о подготовке массовых беспорядков. Это настолько абсурдно было — если бы вы видели этих людей, где они, а где участие или, тем более, подготовка массовых беспорядков, это абсолютно случайные люди, не имевшие отношения к политическим процессам.

У меня на руках остались два протокола, опись имущества и пояснение, которое я давал; в описи имущества велосипед не фигурирует. Остальным велосипедистам говорили, что их средства передвижения на какую-то стоянку забрали, но никто ничего не знал.

Вышли из Жодино, уже за полночь было, за два часа. Нас встретили люди, которые приехали за [освобождавшимся в это время арестантом по фамилии Маркелов], и они нас подбросили до Минска, а тут я уже на перекладных сам добирался.

Ещё 25 статей