Два уголовных дела и один разгон. Как власти реагируют на смерть Романа Бондаренко
Анастасия Бойко
Два уголовных дела и один разгон. Как власти реагируют на смерть Романа Бондаренко
24 ноября 2020, 12:39
12 257

Похороны Романа Бондаренко. Фото: AP

После смерти 31-летнего Романа Бондаренко, избитого вечером 11 ноября на «Площади Перемен», прошло больше десяти дней. Уголовное дело по факту смерти минчанина так и не возбуждено, зато в СИЗО КГБ оказался врач, который опроверг утверждения Лукашенко о том, что во время инцидента Бондаренко был пьян, и журналистка TUT.by, написавшая об этом заметку.

13 ноября, на следующее утро после смерти Романа Бондаренко, Следственный комитет сообщил, что во время потасовки с неизвестными, приехавшими срезать ленточки на «Площади Перемен», минчанин был пьян. Примерно через час TUT.by опубликовал заметку, в которой врач больницы скорой медпомощи, куда доставили Бондаренко, опровергал версию об опьянении.

«У Романа в заключительном диагнозе этанола ноль, никакого алкогольного опьянения не было», — рассказал TUT.by медик.

В этот же день Генеральная прокуратура начала проверку по факту смерти Бондаренко, а чуть позже Александр Лукашенко рассказал, что сам поручил ведомству заняться этим делом: «Надо расследовать, надо честно и объективно все расследовать».

Ссылаясь на заключение СК, Лукашенко повторил, что во время потасовки во дворе Роман Бондаренко был пьян. Он рассказал, что в драке участвовали не сотрудники милиции в штатском, как предполагали в соцсетях, а члены одной из созданных властями «дружин».

«Я попросил, чтобы именно МВД, поскольку пытаются стрелки перевести опять на этих "карателей", чтобы они связались с родителями погибшего и попытались как-то разговаривать с этими родителями, как бы ни было трудно», — говорил Лукашенко.

В воскресенье, 15 ноября, в Минске прошел марш памяти Бондаренко. Силовики разгоняли протестующих, в том числе, светошумовыми гранатами, не дав им пройти по намеченному маршруту. На «Площади Перемен», куда стекались демонстранты, омоновцы взяли в осаду несколько сотен человек и вскоре задержали их. Из расположенной по соседству квартиры вели стрим журналистки телеканала «Белсат» Катерина Андреева и Дарья Чульцова. Эфир часто прерывался из-за плохого соединения, а Андреева говорила, что в окно кто-то светит лазером.

Похороны Романа Бондаренко. Фото: Медиазона

После задержаний во дворе Андреева и Чульцова перестали выходить на связь, а позже их фамилии появились в списках задержанных. Андреева смогла позвонить из РУВД и рассказала, что на нее заведено уголовное дело по части 1 статьи 342 — организация действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них.

17 ноября суд Октябрьского района арестовал журналисток на семь суток каждую по статьям об участии в несанкционированном массовом мероприятии (статья 23.34 КоАП) и неповиновении требованию милиционера (статья 23.4 КоАП).

20 ноября Андреевой предъявили обвинение по уголовному делу, для нее избрана мера пресечения в виде содержания под стражей сроком на два месяца.

22 ноября, отбыв административный арест, не вышла на свободу и Чульцова — «Белсат» предположил, что она также стала фигуранткой уголовного дела; адвокат журналистки дал подписку о неразглашении.

18 ноября неизвестные взломали один из самых популярных медицинских телеграм-каналов Беларуси «Белые халаты», который публиковал отличающиеся от официальной статистики цифры по коронавирусу и документы, связанные с состоянием здоровья Романа Бондаренко. На следующий день стало известно о задержании одного из администраторов канала — 20-летнего студента медицинского университета Владислава Мартиновича. Он стал подозреваемым в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок (статья 342 УК), но из сообщения МВД непонятно, о каких именно действиях студента идет речь.

В тот же вечер Генпрокуратура сообщила о возбуждении уголовного дела по части 3 статьи 178 — разглашение врачебной тайны, приведшее к тяжким последствиям. По этому делу силовики задержали врача, сообщившего, что Роман Бондаренко не был пьян, и журналистку издания TUT.by Катерину Борисевич, которая написала заметку с его слов, подтверждавшихся медицинскими документами. По словам дочери Борисевич, журналистка вышла в магазин, а вернулась домой в сопровождении силовиков. В ее квартире прошел обыск, изъят ноутбук.

Катерина Борисевич. Фото: личная страница в Facebook

После того, как Борисевич доставили в СИЗО КГБ, мать Романа Бондаренко предоставила журналистам копию анализа крови, согласно которому в организме погибшего не обнаружено следов этилового спирта. Она также дала письменное разрешение на публикацию документа.

22 ноября Катерина Борисевич не вышла из СИЗО КГБ по истечении трех суток с момента задержания. Она пробудет в изоляторе до предъявления обвинения — как минимум до 29 ноября. Врач-анестезиолог Артем Сорокин, подозреваемый по этому делу, также находится в СИЗО КГБ.

Обновлено в 22:02. Добавлено имя врача Артема Сорокина, обвиняемого по делу о разглашении медицинской тайны.

Исправлено. Мы удалили ссылку на сообщение TUT.by, поскольку издание и его соцсети власти Беларуси признали «экстремистскими» — и за гиперссылки на них предусмотрена административная ответственность.

Ещё 25 статей