«Не забубем». Первый приговор по уголовному делу за надпись на мостовой
Анастасия Бойко
«Не забубем». Первый приговор по уголовному делу за надпись на мостовой
8 декабря 2020, 10:29
1 940

Мария Бобович и Максим Павлющик. Фото: spring96.org

Суд Фрунзенского района Минска вынес приговор по уголовному делу о надписи «Не забубем» на месте гибели Александра Тарайковского у станции метро «Пушкинская». Судья Юлия Близнюк признала минчан Марию Бобович и Максима Павлющика виновными в хулиганстве (часть 2 статьи 339 УК); Павлющику она назначила два года колонии общего режима, Бобович — полтора года ограничения свободы без направления в исправительное учреждение. Параллельно в том же суде продолжается рассмотрение дела Дениса Греханова, Игоря Самусенко и Владислава Гулиса, задержанных почти одновременно с Бобович и Павлющиком.

После убийства Александра Тарайковского неизвестным силовиком возле станции метро «Пушкинская» 10 августа на месте его смерти возник стихийный мемориал. Каждый день люди приносили туда цветы, плакаты, клеили листовки и писали на тротуарной плитке слова памяти о погибшем. Одна из фраз, которую протестующие писали чаще всего — и с которой отачанно боролись коммунальщики — «Не забудем». За две такие надписи на месте мемориала в суде Фрунзенского района судят пятерых минчан. По одному из дел суд сегодня вынес приговор.

Дело первое. Мария Бобович и Максим Павлющик

8 сентября около десяти-одиннадцати вечера Мария Бобович приехала в гости в район метро «Пушкинская». Уже после полуночи, возвращаясь домой через ту же «Пушкинскую», она встретила там незнакомых мужчину и женщину, с которыми «пообщалась по поводу надписи на асфальте».

«Они сказали, что хотят нанести надпись: "Не забудем". Предложили помочь. Я начала писать, потом Максим взял кисть и дописал надпись. Когда сказали, что едет милиция, то мужчина ушел, а женщина пошла еще до нанесения надписи», — объясняла в суде Бобович. Незнакомый мужчина сказал ей, что такая краска легко смывается водой, поэтому она и согласилась.

По словам девушки, содержание надписи было ей понятно. «Это особенно ничего нового в связи с последними событиями в стране. Этой надписью хотела сказать, что мы не забудем память об Александре Тарайковском, точнее, память о нем и то, что с ним произошло, к сожалению», — говорила Бобович.

Максим Павлющик в суде рассказал, что 9 сентября у станции метро «Пушкинская» «увидел трех человек, решил подойти поинтересоваться, что там происходит». Незнакомая девушка объяснила ему, что они собираются писать на мостовой, а мужчина уточнил, какие именно слова.

«Мария [Бобович] начала писать, потом я взял кисточку. Я думал, что не будет ответственности», — говорил Павлющик.

На вопрос прокурора о мотивах своего поступка он отвечал, что «до сих пор не может понять, зачем это делал». По образованию Максим — штукатур-маляр. В суде он говорил, что «эта краска после двух хороших дождей ушла бы».

Бобович и Павлющик изначально обвиняли по части 2 статьи 339 УК (хулиганстве, совершенном повторно либо группой лиц) и части 2 статьи 218 УК (умышленные уничтожение либо повреждение имущества). С середины сентября они содержались в СИЗО. По версии следствия, 9 сентября в период с трех до четырех часов утра, действуя группой лиц, находясь вблизи здания № 21А по улице Притыцкого в Минске, обвиняемые «беспричинно, умышленно совершили осквернение сооружения циничными надписями и порчу имущества в общественных местах, сопровождающуюся уничтожением чужого имущества».

Бобович и Павлющик, используя кисти и краски синего цвета, зачитывала в суде прокурор, умышленно нанесли на плитку, принадлежащую ГПО «Горремавтодор Мингорисполкома», циничную надпись: «Не забубем», чем причинили предприятию имущественный вред в крупном размере. По предварительным посдчетам «Горремавтодора», сумма ущерба составила 7 516 рублей 31 копейку. Но в суде представитель предприятия уточнил, что она оказалась значительно меньше — всего 211 рублей 20 копеек. Адвокаты утверждали, что состава преступления по части 2 статьи 218 УК в действиях Бобович и Павлющика нет — сумма ущерба не превышает 40 базовых величин. Защита настаивала, что проступок подсудимых может рассматриваться лишь как административное правонарушение, и ходатайствовала об изменении меры пресечения, но судья отклонила это ходатайство. Павлющик и Бобович полностью возместили ущерб по гражданскому иску «Горремавтодора».

Читатель «Радыё Свабода» прислал редакции фото надписи, за которую судят Бобович и Павлющика

Адвокат Марии Бобович Андрей Мочалов ходатайствовал также о приобщении к делу заключения филолога Александра Лукашанца, который по просьбе защиты ответил на вопрос, можно ли считать «циничной» фразу «Не забудем». Судья отклонила ходатайство, потому что обвиняемым вменяется другая фраза — «Не забубем».

Тогда адвокат попросил назначить лингвистическую экспертизу, которая установит, являются ли слова «не забубем» циничными и оскорбительными для граждан, выражают ли они неуважение к нравственным ценностям. Но гособвинитель сочла, что экспертиза нецелесообразна, так как понятия «циничности» и «оскорбления» — субъективные. Судья отклонила и это ходатайство на том основании, что слова «забубем» в русском языке нет.

На прениях гособвинитель Касьянчик попросила суд наказать «Горремавтодор» за то, что предприятие не предоставило заранее уточненную сумму ущерба. Прокурор согласилась, что по части 2 статьи 218 УК Бобович и Павлющика следует оправдать.

«Действия обвиняемых были совершены не с умышленным уничтожением имущества, а с его повреждением. Однако повреждено было менее, чем на сумму в размере 40 базовых величин», — сказала Касьянчик и попросила исправить сумму ущерба в обвинении.

Обвинение в итоге отказалось от формулировки «осквернение сооружений циничными надписями» — в суде так и не было доказано, что надпись «не забубем» цинична. В обвинении Павлющику остались «умышленные действия, грубо нарушающие общественный порядок и выражающие явное неуважение к обществу, сопровождающиеся повреждением имущества, совершенные повторно и группой лиц». У Бобович эта формулировка приводится без слова «повторно».

Один из свидетелей из «Горремавтодора» рассказал в суде, что сначала они с коллегами готовились менять испорченную плитку, поэтому завысили сумму ущерба. Когда предприятие получило повестку в суд, фактическую сумму ущерба пересчитали. 211 рублей 20 копеек — это стоимость очистки покрытия, в нее входят расходы на топливо и аренду моющей машины.

Сотрудник РУВД Фрунзенского района Игорь Тимофеев, давая свидетельские показания в суде, рассказал, что 9 сентября около трех часов ночи задержал Бобович и Павлющика около «Пушкинской». Милиционер заметил надпись на мостовой, увидел ведро с краской. По его словам, кисточек рядом не было. Тимофеев утверждал, что руки Бобович были испачканы краской такого же цвета, как надпись, и что от нее и Павлющика пахло алкоголем. На освидетельствование задержанных не доставляли, в документах об опьянении не говорится.

Гособвинитель попросила признать Максима Павлющика виновным по части 2 статьи 339 УК и назначить ему два года колонии усиленного режима. Четыре месяца назад, указала прокурор, он освободился после предыдущего срока за хулиганство.

Выступая с последним словом, Максим Павлющик не скрывал эмоций и плакал. Он просил прощения у суда и родных, говорил, что раскаивается, и просил дать ему шанс. Обвиняемый с согласия судьи обратился к своей беременной подруге, которая пришла в суд, и пообещал: «Мы обязательно распишемся».

Мария Бобович сказала, что раскаивается и попросила «дать право на ошибку».

Для Марии Бобович Касьянчик запросила наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на полтора года («домашняя химия»).

Суд согласился со стороной обвинения почти во всем — но Максим Павлющик будет отбывать наказание в колонии общего, а не усиленного режима; Марию Бобович приговорили к ограничению свободы и освободили в зале суда.

Дело второе. Денис Греханов, Игорь Самусенко и Владислав Гулис

Одновременно в суде Фрунзенского района продолжается рассмотрение дела минчан Дениса Греханова, Игоря Самусенко и Владислава Гулиса.

Им вменяются часть 2 статьи 339 УК (хулиганство) и часть 2 статьи 218 УК (умышленные уничтожение либо повреждение имущества). С 20-х чисел сентября все трое содержатся в СИЗО.

Согласно обвинению, 9 сентября с 01:47 до 02:20 по тому же адресу, который указан в деле Бобович и Павлющика — Притыцкого, 21А — каждый из троих подсудимых «в группе лиц» нанес на тротуар «циничную надпись, которая оскорбляет чувства граждан, демонстрирует пренебрежение моральными ценностями, направлена на причинение вреда общественному порядку и моральности».

Защита просила приобщить к материалам дела заключение филолога Лукашанца, согласно которому надпись «Не забудем» не является «циничной». Судья Юлия Крепская, в отличие от своей коллеги, рассматривавшей дело Бобович и Павлющика, удовлетворила это ходатайство.

Сначала в обвинении было указано, что ущерб от надписи, нанесенной обвиняемыми, составил 10 тысяч 182 рубля 52 копейки, но представитель «Горремавтодора», выступая с гражданским иском, позже назвал другую сумму — 255 рублей 99 копеек.

Как и в параллельном процессе Бобович и Павлющика, адвокаты ходатайствовали о смягчении меры пресечения, потому что сумма заявленного ущерба оказалась меньше, чем необходимо для обвинения по статье 218 УК. Судья отклонила ходатайство.

Обвиняемые признали вину частично. Они согласны, что писали «Не забудем», но не считают эту надпись циничной. Как рассказал в суде 42-летний Греханов, ночью 9 сентября он приехал на «Пушкинскую» на велосипеде, чтобы сделать надпись. В рюкзаке он привез баллончики с красной и белой краской. Он напомнил, что коммунальщики до этого не раз смывали надпись, которая появлялась у мемориала Тарайковскому снова и снова. «Человек погиб, а уголовное дело так и не возбудили. Меня, как и многих других людей, это возмутило», — говорил Греханов.

В центре — Денис Греханов, слева — Игорь Самусенко, справа — Владислав Гулис. Фото: spring96.org

Он уточнил, что писал на плитке не один. К нему присоединились Владислав Гулис и Игорь Самусенко.

После этого, вспоминал Греханов, откуда-то появились люди в оливковой форме и балаклавах. По словам обвиняемого, он испугался и уехал на велосипеде. Его задержали на следующий день.

Согласно показаниям Гулиса и Самусенко, они договорились встретиться возле станции метро «Пушкинская», чтобы вместе сходить за сигаретами в магазин «Соседи». Когда приятели уже возвращались домой, они увидели, что на месте мемориала Тарайковскому незнакомый им человек — это был Греханов — написал на тротуаре красным балкончиком несколько букв.

По словам Гулиса, они разговорились с Грехановым и помогли ему закончить надпись. Сам Гулис, по его словам, написал только букву «е», кто писал остальное, он не видел.

«Я знал, что всегда на этом месте пишется фраза: "Не забудем!"» — так Гулис объяснил, откуда он знал, что собирается написать Греханов.

Владислав Гулис ранее был судим по части 3 статьи 328 УК, он освободился по амнистии в июне 2020 года.

Самусенко в суде говорил то же, что и его приятель. Он добавил, что обвел красным цветом букву «а», чтобы проверить, есть ли еще краска в баллончике. Гулиса и Самусенко задержали в тот же вечер приехавшие на «Пушкинскую» силовики.

Греханову и Самусенко гособвинитель запросила по полтора года ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение, Гулису — два года лишения свободы. От обвинения по статье 218 УК, как и в деле Бобович и Павлющика, прокурор отказалась.

Исправлено. Мы удалили ссылки на сообщения TUT.by, поскольку издание и его соцсети власти Беларуси признали «экстремистскими» — и за гиперссылки на них предусмотрена административная ответственность.

Ещё 25 статей