Приговорить за 210 секунд. Как проходят экспресс‑суды над участниками шествия на Куропаты
Алексей Ивашкевич
Приговорить за 210 секунд. Как проходят экспресс‑суды над участниками шествия на Куропаты
15 января 2021, 12:42
554

Свидетели по делу Михаила Глуховского. Фото: spring96.org 

Суд Первомайского района Минска приговорил Михаила Глуховского к трем годам ограничения свободы. Глуховский участвовал в шествии к Куропатам 1 ноября. По данным центра «Вясна», в тот день задержали 313 человек. Следственный комитет объявил, что 231 человек стал подозреваемым по делу о действиях, грубо нарушающих общественный порядок (часть 1 статьи 342 УК). Глуховского осудили за три коротких заседания: свидетелями выступили четверо омоновцев в масках, не помнившие обвиняемого, прокурор путала его фамилию с подсудимым из другого процесса, а судья зачитал приговор за три с половиной минуты.

Михаил Глуховский — 48-летний водитель предприятия «Атлант». 1 ноября он участвовал в «Марше против террора» около парка Челюскинцев в Минске: сначала шел по тротуару, позже вместе с другими протестующими вышел на проезжую часть.

Его задержали, перевезли в Жодино и оштрафовали на 15 базовых величин по статьям 23.34 и 23.4 КоАП.

Через неделю Глуховского вновь задержали, на этот раз по уголовному делу, но выпустили под поручительство матери и сына.

В декабре мужчину осудили еще раз по статье 23.34 на 20 базовых величин. На этот раз за участие в акции 18 октября.

Перекрытие на 10 тысяч

Согласно материалам дела, Глуховский находился на проезжей части 5-7 минут, двигаясь впереди толпы и остановился, увидев цепочку ОМОНа. На требования покинуть проезжую часть он не реагировал. Когда протестующие приблизились к цепи сотрудников, он вместе с другими людьми сошел на тротуар.

Потерпевшим по этому делу признали «Минсктранс»: там рассчитали, что из-за протестов было приостановлено движение 14 автобусов и десяти троллейбусов в районе проспекта Независимости, Волгоградской, Кедышко, Лагойского тракта, Филимонова, Калиновского и других улиц. Организация выставила гражданский иск 10 689 рублей 76 копеек.

Глуховский выступал на суде без адвоката. Он сказал, что действительно участвовал в марше и выходил на проезжую часть. Обвиняемый не стал отрицать, что транспорт перестал ходить в том числе из-за него, но с размером ущерба не согласился.

«Когда выходили на проезжую часть, не было ни в одном ни в другом направлении общественного транспорта. Следствие сначала не выставляло этой суммы. Следователь сказал, что "Минсктранс" насчитал ущерб, он пояснил, что сумма будет [распределяться] на всех задержанных в этот день, а в итоге получилось, что я один. Я не блокировал, не бросался под колеса общественного транспорта. И где находится парк Челюскинцев, а где — кольцевая дорога!» — говорил на первом заседании Глуховский.

Первое заседание шло около двух часов.

Свидетели в балаклавах

Перед началом второго заседания в кабинет судьи зашли четверо в балаклавах. Как выяснилось позже, это были свидетели обвинения — сотрудники ОМОНа с измененными фамилиями, а судья удостоверял их личности.

Первый омоновец рассказал, что дежурил в районе Национальной библиотеки, а позже встал в оцепление около магазина Harley-Davidson. Кроме него, там было еще 30 сотрудников и машина ГАИ, из которой через громкоговоритель протестующих просили уйти с проезжей части. На просьбу судьи уточнить время, в которое свидетель прибыл к магазину Harley-Davidson, он ответил, что «это было давно, было много задержаний и судов у меня».

Вторым выступал человек, представившийся командиром взвода ОМОНа. На вопрос гособвинителя, через какое время начали расходиться люди, он ответил, что «некоторые сразу, как мы только начали выставляться, а некоторые даже после того, как мы их предупреждали оставались на месте. Нормальные люди уходили, понимали, что могут быть столкновения, а, я так понимаю, организаторы и такие уже сильно настроенные они наоборот зазывали людей "не боимся, идем прямо". Люди, которые ушли с проезжей части и пошли по тротуару, пошли дальше. А люди, которые остались на проезжей части, были задержаны».

Еще двое свидетелей повторили то, что говорили их коллеги. Ни один из допрошенных в суде сотрудников ОМОНа не видел и не задерживал Глуховского.

Допрос свидетелей занял 40 минут, и после перерыва стороны перешли к прениям.

Вина доказана

Гособвинитель сказала, что вина Глуховского подтверждена показаниями сотрудников ОМОНа, видеозаписью и сведениями о телефонных соединениях. Из финального текста обвинения исключили только то, что мужчина выкрикивал лозунги и хлопал руками. Прокурор попросила назначить наказание в виде ограничения свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа на три года и удовлетворить иск прокуратуры в интересах «Минсктранса» в полном объеме.

Кадр из видеозаписи

Во время прений обвинитель дважды назвала Глуховского Калиновским. Дело Евгения Калиновского рассматривалось в тот день в этом же суде. Кроме части части 1 статьи 342, как у Глуховского, Калиновского обвиняют по статье 364 УК. Обвинителем на процессе выступает та же Ирина Зубко.

На этом судебные прения завершились, судья объявил, что обвиняемый может выступить с последним словом. Глуховский явно был растерян.

«Мне нечего сказать», — ответил он судье.

Обвинительный приговор Глуховскому огласили на следующий день: суд потратил на это три минуты тридцать секунд. Иск «Минсктранса» в приговоре не упоминался: его рассмотрят отдельно в гражданском процессе.

Исправлено. Мы удалили ссылку на сообщение TUT.by, поскольку издание и его соцсети власти Беларуси признали «экстремистскими» — и за гиперссылки на них предусмотрена административная ответственность.

Ещё 25 статей