Второй приговор «слуцкой банды». Суд повторно назначил смертную казнь по делу об убийствах пенсионеров
Анастасия Бойко
Второй приговор «слуцкой банды». Суд повторно назначил смертную казнь по делу об убийствах пенсионеров
15 января 2021, 12:54
512

Валентин Бушнин, Виктор Скрундик и Виталий Мятеж (справа налево). Фото: Сергей Балай / tut.by

Минский областной суд на выездном заседании в суде Слуцкого района завершил повторное рассмотрение дела «слуцкой банды». Виктора Скрундика снова приговорили к смертной казни — расстрелу. Его подельникам Валентину Бушнину и Виталию Мятежу суд назначил 18 и 22 года лишения свободы — такие же сроки были в первом приговоре, отмененном Верховным судом. «Медиазона» напоминает, в чем они обвинялись.

Убийства

Два года назад, 14 января 2019-го, в деревне Суховчицы Копыльского района убили 79-летнего Михаила Шугалея. Пенсионера душили шнурком от спортивных штанов, потом его дом подожгли. Экспертиза показала, что во время пожара Шугалей был еще жив. Преступники забрали у него 50 рублей.

Через неделю, 21 января, похожее убийство произошло в деревне Ульяновка соседнего Слуцкого района. 94-летнего Владимира Гаркавого душили проводом, ремнем и сожгли заживо. Из его дома пропало 280 рублей и несколько бутылок спиртного.

Спустя десять дней, 31 января, в деревне Суховчицы, где убили Шугалея, напали на 85-летнюю Софью Мацеле. Она выжила и рассказала, что вечером закрыла в сарае кур и вернулась в дом. Вскоре в дверь постучали. По словам пенсионерки, когда она открыла, стоявший на пороге мужчина схватил ее за горло.

«Говорил: "Давай деньги! Давай водку!". Я говорила, что ничего у меня нет. Бил-бил, а потом завел в сенцы. Увидел, что у нас есть погреб — и потянул меня туда. Я ему говорю: "Тут закатки, ничего больше нет". Он включил свет на телефоне или где, начал высматривать. Взял трехлитровую банку. Думал, может, что там самогон», — вспоминала Мацеле.

Из погреба нападавший вместе с хозяйкой поднялся в дом и, по словам Мацеле, поставил ее на колени, а сам зубами открыл банку — внутри был березовый сок. Мужчина разозлился и принялся бить пенсионерку кулаками по груди и голове, требуя денег и угрожая, что иначе «будет, как Шугалею». Пожилая женщина достала 30 рублей, но нападавший потребовал «тысячу». В этот момент в дом зашел другой мужчина, который ждал товарища во дворе, и накинулся на него со словами: «Что ты делаешь?».

«Это счастье, иначе он бы меня убил и поджег», — говорила Мацеле. Когда грабители ушли из дома, женщина позвала соседку и попросила вызвать милицию. Чуть позже милиционеры нашли побывавших у Мацеле мужчин в соседней деревне.

По словам местных жителей, сначала силовики не связывали между собой два пожара, унесшие жизни пенсионеров в соседних деревнях. Но после нападения на Мацеле, которая запомнила слова про убитого Шугалея, у милиции появились подозрения.

Обвиняемые

В убийствах Шугалея и Гаркавого и покушении на убийство Мацеле обвинение предъявлено ранее судимому за кражу и угон мопеда 29-летнему Виктору Скрундику. Кроме него в убийстве Шугалея обвинялся 33-летний Валентин Бушнин, шесть раз судимый за кражи.

В расправе над Владимиром Гаркавым, по версии обвинения, вместе со Скрундиком участвовал 25-летний Виталий Мятеж.

Александр Цвирка, поджидавший Скрундика на улице во время нападения на Мацеле, по данным следствия, не знал, что приятель собирается убить пенсионерку.

В деле есть еще один фигурант — Сергей Захарченя. Его обвиняли в том, что он вместе с Мятежем украл у жителя деревни Терасполь бензокосу стоимостью 124 рубля.

Обвиняемых связывали почти родственные отношения. Бушнин был гражданским мужем двоюродной сестры Скрундика Ирины; вместе с четырьмя ее детьми и бабушкой подельники жили в одном доме в деревне в деревне Славинск под Слуцком — недалеко от тех мест, где произошли преступления. В соседней Ульяновке, где убили Гаркавого, живет родная сестра Скрундика Надежда; ее сожителем был Мятеж.

Надежда рассказывала, что в день убийства брат и Мятеж выпивали, а когда спиртное закончилось, они пошли «за добавкой» и вернулись с бутылкой.

«Пришли и говорят, что дед горит! А в руках — бутылка. У меня возникли подозрения. Во-первых, кто им просто так даст бутылку? — рассуждала женщина. — Ведь денег у них не было. Во-вторых, от них пахло дымом. В-третьих, Виталя снял штаны и бросил в печку, мол, испачкал. И они побежали якобы тушить пожар».

Когда Скрундик узнал, что сестра, возможно, знает об убийстве, он стал кричать на Мятежа и спрашивать, зачем он все рассказал женщине. По утверждению Надежды, брат говорил: «Не думай, что один сяду, я вас всех с собой потяну!». В суде крестница Гаркавого вспоминала, что Скрундик подрабатывал у пенсионера, помогая ему по хозяйству, а несколько лет назад украл у него бензопилу, но тот простил работника.

Водка

Виктор и Надежда Скрундики выросли в семье учительницы и милиционера. Сначала жили в Минске, а потом, как говорила Надежда, «случилась водка».

«Родители переехали в деревню в Слуцком районе, потом их по очереди начали судить. Помню, маму первый раз осудили за кражу сала. Родительских прав их лишили, когда я еще в садик ходила, а Витя совсем маленький был, года три ему было. У нас есть еще старший брат — он со мной попал в детдом, и две сестры — одну из них удочерила итальянская семья, где вторая, я не знаю. А на Витю опеку оформила бабушка. Папа иногда приезжал к нам в детдом, мама один раз прислала письмо из тюрьмы, я писала ей, что бабушка диктовала — матами в основном», — вспоминала Надежда в разговоре с журналистами TUT.by.

Виктор Скрундик, рассказывала сестра, «с 15 лет начал пить, папу и бабушку бить, деньги у них забирать».

«Наверное, на батьку насмотрелся. Он же тоже пил, бил, сидел… Из тюрьмы Витя такие письма красивые пишет, даже в стихах. Я помню, папа такие же бабушке писал: "Мамочка, родная и любимая…". Пишут они красиво, а когда выходят, все заканчивается», — говорила она.

Первый суд

Минский областной суд начал рассматривать дело «слуцкой банды» в январе 2020 года. Во время процесса Виктор Скрундик несколько раз менял свою позицию: то признавал вину, то говорил, что взял чужие преступления на себя, потому что его запугал Бушнин. Мятеж и Бушнин не признавали причастности к убийствам и соглашались только с обвинением в грабеже.

Согласно обвинению, Скрундик с Бушниным пришли к своему знакомому Михаилу Шугалею под предлогом продажи зерна. Скрундик ударил пенсионера в грудь; тот упал, и обвиняемый затянул вокруг его шеи заранее приготовленный шнурок от спортивных штанов. Визитеры требовали денег, а когда пенсионер перестал сопротивляться, они забрали 50 рублей и подожгли дом, оставив еще живого хозяина внутри.

Бушнин обвиняется только в подстрекательстве к убийству — он не убивал пенсионера, но сказал, что «деда надо убирать», и не остановил Скрундика, когда тот душил Шугалея и поджигал его дом.

Виктор Скрундик в суде. Фото: Сергей Балай / tut.by

На суде Скрундик настаивал, что убийство было спонтанным. 14 января 2019 года он выпивал с друзьями, среди которых был и Бушнин, а когда спиртное закончилось, предложил сходить к знакомому «деду», у которого подрабатывал — Михаилу Шугалею.

«Думали, заберем деньги у него — и все. Про убийство мы не договаривались. Дед еще не спал, телевизор у него работал. Он спросил, чего мы хотим. Я сказал: "Зерно надо?" — и дед открыл дверь», — рассказывал обвиняемый.

По такому же сценарию, гласит обвинение, Скрундик действовал при убийстве Владимира Гаркавого. Вместе с Виталием Мятежем он пришел к пенсионеру — якобы попросить взаймы. Скрундик ударил хозяина в грудь, а когда тот упал, обернул вокруг шеи жертвы кабель. У Гаркавого тоже вымогали деньги, а когда старик перестал сопротивляться, приятели подожгли дом, захватив 280 рублей, четыре бутылки водки и бутылку вина. Экспертиза установила, что потерпевший умер от отравления угарным газом. «Сожгли заживо», — резюмировал прокурор Вадим Лолуа.

Через две недели Скрундик пришел к Софье Мацеле под тем предлогом, что хочет купить у нее спиртное. Когда пенсионерка открыла двери, он нанес ей несколько ударов в грудь, заставил спуститься в подвал и потребовал показать, где хранится вино. В погребе он продолжил избивать женщину, угрожал убийством, и вымогал у нее тысячу рублей. Из дома Мацеле Скрундик попытался вынести 30 рублей, бутылку домашнего вина и телевизор.

6 марта 2020 года судья Вячеслав Тулейко огласил приговор: Виктор Скрундик был признан виновным в двух убийствах, покушении, разбое и умышленном уничтожении имущества; его приговорили к принудительному лечению от алкоголизма и смертной казни.

Валентина Бушнина суд признал виновным в подстрекательстве к убийству и в разбое, а Виталия Мятежа в убийстве и разбое. Их приговорили к 18 и 22 годам колонии соответственно.

Сергей Захарченя, обвинявшийся только в краже, получил год исправительных работ с удержанием 10% от зарплаты. Такие же наказания для обвиняемых запрашивал прокурор Лолуа.

Пересмотр

30 июня Верховный суд рассмотрел апелляционные жалобы обвиняемых. Адвокат Скрундика Татьяна Подрецкая в своем выступлении настаивала, что действия ее подзащитного неверно квалифицированы — ссылаясь на показания свидетелей, защитник утверждала, что осужденный не убивал стариков, а только поджигал их дома. Перечисляя нарушения, допущенные, по ее мнению, следствием, Подрецкая отметила: на ознакомление с 11 томами дела ее клиенту отвели 1 час 31 минуту. В итоге Верховный суд отменил приговоры Минского облсуда, отправив дело «слуцкой банды» на пересмотр.

В сентябре его начал повторно рассматривать новый состав судей Минского областного суда; процесс проходил в здании суда Слуцкого района. В октябре прокурор снова запросил для обвиняемых наказания — такие же, как и в первом процессе.

В последнем слове Скрундик сказал, что «глубоко и искренне раскаивается», хотя и «не убивал ни Шугалея, ни Гаркавого».

«Я не знал, что в момент поджога они были живы. Я был уверен, что они были мертвы. Я не собирался убивать потерпевшую Мацеле. Если бы я хотел ее убить, мог бы это сделать в подвале. Я этого не сделал, хотя у меня было много времени», — говорил он.

15 января Минский областной суд на выездном заседании в суде Слуцкого района приговорил Бушнина и Мятежа к 18 и 22 годам лишения свободы, оправдал Скрундика по эпизоду с покушением на Мацеле, но признал виновным по остальным и опять приговорил к смертной казни — расстрелу. Суд также постановил взыскать с Бушнина и Скрундика в пользу родственников Шугалея 20 тысяч рублей компенсации морального вреда.

Ещё 25 статей