«Мирные протесты ничего не решают». Что мы знаем о Николае Автуховиче и двенадцати его друзьях, которых КГБ обвинил в терроризме
Алексей Шунтов|Антон Мардилович
«Мирные протесты ничего не решают». Что мы знаем о Николае Автуховиче и двенадцати его друзьях, которых КГБ обвинил в терроризме
2 521

Николай Автухович. Фото: RFE/RL

Силовики уже не первый раз обвиняют Николая Автуховича в терроризме и покушении на милиционеров и представителей власти — но в 2010 году это дело развалилось в суде. На этот раз КГБ утверждает, что Автухович запасся оружием и взрывчаткой в Украине, обустроил несколько схронов и успел повредить машины двух милиционеров: одну сжег, а другую взорвал. Вместе с ним по делу о терроризме проходят и 12 знакомых Автуховича, некоторые целыми семьями — среди них есть и люди, которые, судя по словам силовиков и госканалов, виновны только в том, что давали радикально настроенному активисту крышу над головой.

«Невозможно принять и простить то, что происходило и происходит в стране. Простить — значит согласиться с беззаконием и несправедливостью в отношении десятков тысяч беларусов, с сотнями и тысячами сфальсифицированных уголовных дел, в том числе в отношении несовершеннолетних детей. Я принимаю трудное, но взвешенное решение взять на себя ответственность за грядущие события, планированием и подготовкой которых я занимался долгие годы в неволе и последние годы после освобождения», — так в мае 2019 года писал в фейсбуке Николай Автухович, объявляя «ультиматум» Александру Лукашенко.

Автуховича и еще 12 человек задержали через полтора года — в течение декабря 2020 и января 2021-го. КГБ обвинил их в терроризме. 25 декабря Лукашенко сказал, что задержанные не только «готовили теракты по всей стране», но и начали их совершать: «Везли тоннами оружие через Украину, и если бы ребята наши их не накрыли, ох нам бы Новый год был».

Это уже не первое уголовное дело Автуховича, еще во время первого срока правозащитники признали его политзаключенным. И даже не первая попытка беларуских силовиков обвинить его в терроризме.

Первый срок после выдвижения в Палату представителей

57-летний Николай Автухович — предприниматель и активист из Волковыска. В советское время он служил в Афганистане, был награжден орденом Красной Звезды и медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». В 1991 году уволился из армии и начал заниматься бизнесом, в 2000-м создал службу такси «22222», где водители ездили на белых «мерседесах».

Первый раз Автуховича арестовали в 2005 году по делу об уклонении от уплаты налогов в особо крупном размере (часть 2 статьи 243 УК).

— В 2004-м, как он выдвинулся в Палату представителей, тут все проблемы и начались у него, — вспоминает руководитель центра «Правовая помощь населению» Олег Волчек. — Он уже до этого был известный предприниматель, не политик, не общественный деятель. Немцы помогли ему с друзьями организовать этот бизнес [с такси]. И он раскрутился очень быстро. Плюс у него грузоперевозки были. И потом он решил, что есть проблемы в регионе, люди к нему обращались за советом авторитетным. Вот он и пошел в депутаты.

В СИЗО Автухович объявил голодовку, и на 74-й день его перевели под домашний арест, из-под которого он сбежал перед началом суда в феврале 2005-го. Активист направил генпрокурору письмо, в котором сообщал, что «принял решение не участвовать в суде, который планировался по сценарию коррумпированного руководства Гродненской области», и намерен «сам доказывать свою невиновность».

— В принципе, чтобы сбежать, уехать, он никуда не уезжал, — считает Волчек. — По-своему решил восстановить справедливость по своему делу и более детально донести через Минск. Он понимал, что из Волковыска это сложно сделать, поэтому приехал в Минск. Был тут, где-то ночевал. Но чтобы покинуть страну, уехать на Кипр или еще куда-то бежать — он не поехал.

В начале апреля Автуховича задержали в Минске, через несколько дней суд в Гродно изменил ему меру пресечения на содержание под стражей. В 2006 году суд признал бизнесмена виновным и приговорили к 3,5 годам в колонии усиленного режима с конфискацией имущества и лишением права заниматься предпринимательской деятельностью в течение пяти лет.

В колонии Автухович несколько раз объявлял голодовку, а правозащитники признали его политзаключенным. Когда до конца срока оставалось пять месяцев, суд заменил неотбытую часть наказания на полтора года домашней химии, вспоминает юрист Павел Сапелко. В начале 2008 года Николай Автухович вышел на свободу.

Фото Юлии Дорошкевич / nn.by

Первое дело о терроризме разваливается в суде

Меньше чем через год, в феврале 2009-го, Автуховича снова задержали. На этот раз обвинения, как и фигуранты дела, менялись несколько раз. Сначала Автуховичу и его знакомым — предпринимателям Владимиру Осипенко и Юрию Леонову — инкриминировали поджоги домов двух силовиков: милиционера и налогового инспектора. К тому времени за поджоги, совершенные еще в 2005 году, уже были осуждены другие люди.

Через полгода Леонова освободили из СИЗО и вскоре сняли с него обвинения. Автуховичу и Осипенко, наоборот, добавили еще несколько статей. Их обвинили в незаконном хранении боеприпасов и оружия группой лиц (часть 3 статьи 295 УК), вспоминает адвокат Сапелко, а также в покушении на акт терроризма в отношении государственного деятеля (статья 13 и статья 359 УК) — по той же статье предъявили обвинения и Осипенко.

Их соучастниками следствие назвало экс-руководителя УБОП по Гродненской области, подполковника милиции Михаила Козлова (он якобы знал о планах подготовки теракта, но не сообщил о них, его обвинили в бездействии), и Александра Ларина — бывшего сотрудника Автуховича, который, по словам адвоката, «был у него, так сказать, подручным: сбегай, принеси, подай, отвези».

По версии следствия, именно Ларин еще в 2005 году по приказу Автуховича готовил покушение на председателя Гродненского облисполкома Владимира Савченко. Для этого они вместе приобрели оружие — карабин, из которого сделали обрез, гранатомет РПГ-26, несколько тротиловых шашек и электродетонатор — которое нашли при обыске в офисе фирмы Автуховича.

Еще одной жертвой, утверждали следователи, тогда должен был стать замминистра Беларуси по налогам и сборам Василий Каменко. Его машину якобы планировали взорвать с помощью радиоуправляемого взрывного устройства, которое сообщники собирались подвести под днище с помощью механизма от игрушечной модели яхты. Эта полуметровая красно-зеленая яхта оказалась среди вещдоков по делу — и у яхты, по словам адвоката, не было колес.

По словам адвоката Сапелко, обвиняемым вменялось, что они не только готовились к покушению на главу облисполкома, но даже начали производить «какие-то действия, направленные на реализацию планов».

— Ларин уже якобы выходил на позицию, уже прильнул к прицелу гранатомета, но почему-то отказался от совершения выстрела, — пересказывает защитник версию следствия.

Ларин дал признательные показания. Как писали «Беларусы и рынок», чей корреспондент ходил на заседания суда, Ларин утверждал, что в октябре 2005-го у них с Автуховичем был разговор о возможном убийстве Савченко, но решение приняли после того, как чиновник появился в сюжете об уклонении предпринимателя от налогов. При этом в суде оглашались документы о том, что сюжетов с участием главы облисполкома не было ни на региональном, ни на республиканском телевидении. Сам Савченко тоже говорил в суде, что никогда не выступал по телевидению в связи с делом Автуховича.

— А я его видел, — настаивал Ларин во время процесса.

Покушение, по его версии, сорвал только приезд охраны Савченко на «Волге». Но свидетели вспоминали в суде, что машины этой марки не было ни у председателя, ни у его охраны, ни у жильцов дома, где он жил.

Приговор Верховный суд Беларуси вынес 6 мая 2010 года. Суд оправдал всех обвиняемых по статье о поджогах и подготовке к теракту, вспоминает адвокат Сапелко, но «за хранение патронов, шашек и гранатомета» Автуховичу дали 5 лет и 2 месяца. По словам адвоката, в этом деле «относительно железно было подтверждено хранение патронов» в доме его подзащитного — когда Автуховича арестовывали по первому делу, ему посоветовали сдать в милицию зарегистрированное охотничье ружье.

— И его знакомый принес из дома этот карабин, и его оформили как сдачу в милиции, — объясняет защитник. — И Автухович об этом всем забыл и пошел сидеть в колонию. Потом, как он описывал мне, после освобождения подошел к сейфу оружейному, открыл его, посмотрел, а он пустой — нет оружия. Он его захлопнул и ушел. А там лежал пакет с шариками для охотничьей рогатки, как дробинки. И пакет лежал сверху на патронах. Он их не заметил, иначе просто бы их убрал. Но он не отрицал, что эти пять патронов были, что это его патроны.

Причастность Автуховича ко всему остальному оружию доказывали только показания Ларина — адвокат Сапелко называет приговор «своеобразным», потому что в нем суд не поверил словам Ларина о подготовке теракта, но поверил, что он по указанию Автуховича доставал из его автомобиля шашки и гранатомет.

— Как я понимал, ему эти все вещи добавили, чтобы не было так смешно про эти пять патронов и пять лет [заключения]. А пять лет дать ему очень хотелось, — уверен адвокат.

Александр Ларин и Владимир Осипенко по той же статье об оружии получили по 3 года лишения свободы, а Михаил Козлов — 2 года по статье о бездействии должностного лица.

Human Rights Watch и Amnesty International признали Автуховича и Осипенко узниками совести.

Николай Автухович во время освобождения в 2014 году. Фото: Инна Северин / TUT.by

«Мы имеем свой план ликвидации режима»

Второй раз Автухович вышел на свободу 8 апреля 2014 года. В конце 2018-го, по информации TUT.by, он на какое-то время уехал за границу. В фейсбуке Автухович писал, что опасается снова оказаться в тюрьме и потому ушел «в глубокое подполье, чтобы закончить все мероприятия для осуществления своих планов». Он рассказывал о постоянных обысках во время пересечения границы и о том, что однажды перед поездкой в Юрмалу неизвестные вскрыли его машину.

Его приятель по имени Юрий рассказывал журналистам, что от знакомых силовиков Автухович узнал: он находится «в разработке». По словам Юрия, многих из тех, кто общался с освободившимся предпринимателем, вызывали в КГБ, и в итоге «Коля принял решение скрываться».

— У него была возможность уехать из Беларуси. Но он считал, что больше может сделать здесь, — рассказывал Юрий. — Пользовался, если была такая возможность, разными автомобилями, менял адреса. В теплое время года жил в палатке. Более суток старался нигде не задерживаться. На ноутбуке у него стояли различные программы для конфиденциальности. Никогда не подключался к Wi-Fi, использовал сим-карты, которые были оформлены на других. В общем, всячески старался быть незаметным.

Подруга Автуховича, создательница украинского фонда «Беларускi Майдан» Елена Васильева, вспоминала, что последний раз виделась с ним несколько месяцев назад, когда Николай приезжал в Киев, а переписка в социальных сетях оборвалась в последние дни ноября 2020-го.

В соцсетях Николай Автухович часто писал о выборах и протестах. 4 августа он опубликовал пост, в котором призывал не голосовать на президентских выборах. Автухович писал, что не верит в победу над Лукашенко «без силы» и замечал, что «Лукашенко сейчас власть не отдаст и пойдет на любые крайности», поскольку «это его последний рубеж».

— Надо сохранить протестный потенциал для настоящей народной акции, — настаивал Автухович. — В этот раз решать ситуацию будет не толпа, а вооруженные до зубов люди. Это или беларуские силовики и армия, или российские спецслужбы и «ихтамнеты». Это не наша война. Это война диктаторов. Беларусы здесь расходный материал.

Он предполагал, что после выборов люди «опять массово пойдут на митинги», потому что «усталость людей от несправедливости режима, от постоянной лжи, а также эйфория духа солидарности и мнимой свободы лишает их рассудка и закрывает пеленой глаза».

— Я сам сторонник отстранения Лукашенко и его режима от власти. Но я за организованный сценарий силового отстранения. Лучшего решения сейчас нет, — настаивал тогда Автухович. — Вокруг меня много сторонников. Мы имеем свой план ликвидации режима. Мы к этому готовимся. В условиях конспирации, это делать не просто. Но мы не рассказываем в интернете, как мы это собираемся сделать, поэтому у нас нет потерь.

В фейсбуке он еще не раз критиковал протесты после выборов, считая, что они организованы «российскими политтехнологами», а у противников власти нет плана действий. При этом сам он, отмечал Автухович, «готов поднять флаг и провести организационные мероприятия для общего руководства протестами по всей Беларуси».

— Если бы у организаторов протеста была цель отстранить Лукашенко и его режим от власти, действия их были бы изначально другими, — писал он. — Уверен, все понимают, что Координационный совет был придуман игроками извне Беларуси и не для того, чтобы вернуть власть народу. Выглядит это как клоунада, а отсюда и глупые требования по передаче власти, которую никто не собирается в ближайшее время никому передавать.

Последний пост в фейсбуке Автуховича опубликован 24 октября — он назвал «перебежчиком» только что уволившегося из Генпрокуратуры Эльдара Сафарова. Именно Сафаров представлял обвинение в суде по второму делу Автуховича в 2010 году.

Павел Сапелко, Олег Волчек и Василий Завадский, вместе с которым в 2016 году Автухович создал правозащитную инициативу «ТаймАКТ», сказали «Медиазоне», что не виделись с ним уже долгое время.

— Да, он пропал, — говорит Волчек. — Полтора года точно где-то. Ни на конференциях, ни на собраниях не виделись.

Николай Автухович. Фото: RFE/RL

Арест «группы Автуховича»

В ночь на 2 октября в Волковыске подожгли строящийся дом на Магистральной улице и стоявший на улице Победы автомобиль Audi 80, который находился на улице Победы. МВД утверждало, что дом и автомобиль принадлежали местному инспектору РОВД, его имя не называлось. Уголовное дело было возбуждено по статье об умышленном повреждении имущества (статья 218 УК).

Еще одно дело по этой статье появилось после повреждения автомобиля в Гродно. Около 1:30 20 ноября, утверждал СК, в милицию сообщили о громком хлопке в одном из местных дворов. На месте происшествия следователи обнаружили поврежденный автомобиль Skoda со «следами горения». Владелец машины, не названный по имени 41-летний сотрудник милиции, сказал, что его личные данные данные были размещены в «одном из радикальных телеграм-каналов». Почти сразу Генпрокуратура переквалифицировала дело на часть 1 статьи 289 УК (акт терроризма) — по версии ведомства, повреждения возникли в результате взрыва.

8 декабря телеканал «Беларусь-1» выпустил сюжет о «группе Автуховича» — когда именно она была задержана, из видео неясно. В кадре задержанный Павел Сава, представленный как «безработный минчанин, неоднократно сидевший», говорит, что машину милиционера и его дом в Волковыске поджег именно Николай Автухович.

— Автухович вылил на лобовое стекло. Положил бутылку под щетку и — я просто не ожидал — кинул спичку охотничью. Пламя так вспыхнуло, я боялся, что даже обжегся, — утверждал Сава.

По его словам, тротиловую шашку под автомобиль милиционера в Гродно подложил тоже лично Автухович.

«Беларусь 1» показала и кадры с разложенным в неизвестном помещении оружием: ручными гранатами, автоматом, пистолетом, патронами.

Канал назвал по именам шестерых задержанных «подельников Автуховича». Это две семьи — Сергей, Любовь и Павел Резановичи, Ирина и Антон Мельхеры — а также Ирина Горячкина.

13 террористов из списка КГБ

КГБ считает участниками «группы Автуховича» 13 человек — все они в середине февраля были внесены в список лиц, причастных к террористической деятельности. Помимо самого самого Николая Автуховича это Павел Сава, Артур Попок, Ирина Горячкина, Сергей Резанович, Павел Резанович, Любовь Резанович, Ирина Мельхер, Антон Мельхер, Галина Дербыш, Виктор Снегур, Владимир Гундарь и Ольга Майорова.

Задержаны они были в течение декабря и января, всем предъявлены обвинения в терроризме (статья 289 УК), большая часть из них содержится в СИЗО КГБ.

В начале февраля гостелеканал ОНТ показал двухсерийный фильм «Тротил протеста», в котором, очевидно, передавал версию КГБ.

«С Павлом Савой и Артуром Попко — взрывал. Галина Дербыш из Гродненского района следила за объектом. Виктор Снегур проводил через границу, а вот Ольга Майорова, живущая в Крупском районе — она администрировала все социальные сети Автуховича, вела телеграм-канал», — говорит диктор о том, как были распределены роли в «группе Автуховича».

Остальные арестованные, судя по телесюжетам, оказывали «то или иное пособничество» — например, разрешали Автуховичу пожить у них дома.

Кадр: «Беларусь-1»

Семья священника. № 731, 732 и 733

В фильме ОНТ утверждается, что Николай Автухович использовал некоторых знакомых «втемную»: «Не все из них знали и догадывались, что происходит, хоть и видели, что у гостя есть опасные и запрещенные законом предметы».

«В доме, где прятался Автухович, и в гараже, провели обыск: автомат, пистолеты (боевые, газовый, сигнальный), больше полутора тысяч патронов, тротиловые шашки и детонаторы (в том числе и для производства дистанционных подрывов — именно так взорвали и машину в Гродно). А еще: взрывпакеты, петарды, самодельные взрывные устройства. Здесь же: восемь наступательных гранат РГД-5, бронежилеты и амуниция», — утверждается в фильме.

Видимо, среди людей, которых обвинили в терроризме только из-за того, что они пускали Автуховича в свой дом — семья Сергея Резановича, настоятеля храма святого Архангела Михаила в агрогородке Степанки под Брестом. В списке КГБ семья Резановичей обозначена номерами с 731 по 733.

В храме о задержании узнали из сюжета канала «Беларусь 1», рассказал «Медиазоне» протоиерей Сергий Петрусевич, настоятель храма Покрова Пресвятой Богородицы в Жабинке (в его приход входит храм в Степанках).

По словам протоиерея, он встречался с Резановичем на богослужениях. Он описывает коллегу как спокойного, замкнутого и неактивного в приходской деятельности священника деревенского уровня без особых администраторских способностей.

— Если правильно понимаю, это поп, про которого Автухович когда-то говорил, — замечает защищавший Автуховича по второму делу адвокат Павел Сапелко. — Что есть у него знакомый священник, что общается с их семьей. Не знаю, имел ли он в виду Резановичей. Их, наверное. Они переписывались еще со времен, когда он сидел первый раз. Он мне говорил о них как о людях, с которыми переписывался в заключении.

В конце 2005 года голодавшего в тюрьме Автуховича посещал некий отец Сергей, передававший, что тот «очень слаб и выглядит плохо».

Руководитель правозащитного центра «Правовая помощь населению» Олег Волчек говорит, что Сергей Резанович — хороший знакомый Автуховича, который крестил его детей: «Такие родственные отношения уже, можно сказать».

Прихожане церкви в Степанках говорили журналистам, что священник обычно не разговаривал о политике, но во время протестов на Майдане проводил молитвы о мире в Украине.

Его жена Любовь Резанович когда-то владела службой такси, а в 2006 году участвовала в голодовке против указа Лукашенко о республиканском сборе за ввоз в страну транспортных средств с коммерческой целью. В голодовке принимали участие 15 человек, среди них были владельцы маршрутных такси, члены их семей, водители и два предпринимателя. По словам прихожан, Любовь была куда активнее своего мужа — «более боевая» и «на Лукашенко могла что-то сказать, что надоел уже».

Их сын Павел Резанович, по информации «Нашай Нiвы», работал в отделе принудительного исполнения Ленинского района Бреста. В последний раз он заходил на свою страницу «ВКонтакте» 1 декабря.

— Про эту семью Николай [Автухович] немного рассказывал мне. Они были знакомы очень давно, и они ему помогали в трудные времена, —вспоминала создательница украинского фонда «Беларускi Майдан» Елена Васильева.

Кадры очной ставки между Николаем Автуховичем и Резановичами появляются в фильме ОНТ. «Он мне звонил, сказал: "У вас дом свободный?". Я сказала: "Да, никого нету". "Можно я приеду в гости?". Он приехал», — говорит Любовь Резанович.

Она спрашивает:

— Зачем вы все это привезли в мой дом? Ответьте, пожалуйста. Ответьте, как мне жить на этом свете? За что я должна страдать?

В других нарезанных телеканалом кадрах ей вторит Павел Резанович:

— Для чего? Для чего нужно было?

Судя по видео, Автухович на любые вопросы отвечать отказался, заметив только, что Павел сам «уже наговорил себе всего кучу».

Очная ставка между Николаем Автуховичем и Павлом Резановичем. Кадр: Телеканал ОНТ

Поездка в Украину. № 729, 737 и 738

Владимира Гундаря и Артура Попка, судя по фильму ОНТ, обвиняют в том, что они помогали Автуховичу доставать оружие; Попок даже ездил с ним для этого в Киев, а Виктор Снегур — помогал им нелегально перейти границу. Попок, впрочем, смог скрыться, а вот Гундарь и Снегур — арестованы и, видимо, тоже находятся в СИЗО КГБ.

В «Тротиле протеста» приведены фрагменты переписок и отрывки из телефонных разговоров, которые, как утверждают сотрудники телеканала, записывал сам Автухович. Так, 21 октября, говорится в фильме, Автухович переписывался с человеком под ником Ivaplast kiev — по версии ОНТ, это экс-командир украинского батальона «Донбасс» Семен Семенченко. Сам Семенченко в интервью «Еврорадио» говорил, что не знаком с Автуховичем.

Разговор шел о возможности нелегального перехода границы с Украиной. В разговоре, как передает его ОНТ, собеседники договаривались «на вторник» — вероятно, речь о вторнике 27 октября.

Во время беседы 26 октября собеседник, обозначенный как Автухович, пишет, что ему нужны пистолеты и автомат с глушителем для «операции», добавляя, что «в городе шум поднимать нельзя, нужно пассажиров поредить и спокойно вывезти из города». Ivaplast kiev отвечает на следующий день и предлагает «два пм плюс два ак», если собеседник заранее назовет «фамилию тела» и сделает видео. Тот соглашается.

По версии телеканала, 28 октября Автухович переписывался с человеком по имени Владимир Гундарь, обсуждая с ним возможность приобретения «игрушки» и «маслят». «Игрушки» уже нет, отвечает собеседник, но «сосед» обещал ему «другую, более новую». Тогда человек, подписанный как Автухович, добавляет:

— Но общаюсь с Димой и тем человеком, с которым ты водку пил. Как его имя, забыл».

— Семенченко… комбата Донбасса, — подсказывает Гундарь.

Владимир Гундарь — № 738 в списке КГБ. Его жена Алена рассказала «Медиазоне», что 30 декабря сотрудники спецслужбы задержали ее мужа у них дома в Барановичах.

— Приехали утром, провели обыск и в часа два или три увезли в Минск. Они сразу показали [постановление об обыске, в котором был указан] номер статьи 289, — вспоминает она. — Мне это так сказали вскользь: «Вы знаете дело Автуховича?».

Сейчас, говорит Алена, он находится в СИЗО КГБ. По ее словам, Гундарь был членом движения «За Свабоду» со дня его основания, а в 2006 году стал представителем кандидата в президенты Александра Милинкевича в Барановичах. Летом 2020-го, вспоминает супруга, из-за политических разногласий Гундарь вышел из движения — он не разделял позицию его руководителей, которые пошли на контакт со Светланой Тихановской.

У Автуховича и Гундаря были, «можно сказать, почти дружеские отношения», говорит супруга, но лично за все время знакомства они встречались два раза, общаясь, в основном, в соцсетях.

«Я так понимаю, их связывали общие взгляды на нынешнее положение в стране, — предполагает она. — В том плане, что Автухович тоже не принимает, по-моему, нынешний Координационный совет. Не воспринимал как лидеров ни Тихановскую, ни Бабарико, никого».

С остальными фигурантами списка КГБ, Гундарь, по словам жены, знаком не был.

Владимир Гундарь. Фото: личная страница в Facebook

29 октября, на следующий день после разговора с Гундарем, Николай Автухович, как утверждает ОНТ, обсуждал покупку оружия с Дмитрием Полойко — телеканал называет его бывшим участником военных действий в Донбассе. По версии телеканала, Полойко в переписке перечислил несколько видов оружия — ПМ, АКС, гранаты, тротиловые шашки, Автухович же попросил добавить к списку «гранатометов и мин, которые можно цеплять на бронетехнику».

Уже 1 ноября, продолжает телеканал, Автухович пересек границу с Украиной, помогал ему житель приграничного Лельчицкого района Виктор Снегур, познакомившийся с Автуховичем «в местах заключения».

Виктор Снегур фигурирует в перечне террористов под №737. О нем почти ничего не известно. В начале февраля 2019 года Снегура упоминало «Еврорадио» — тогда он с несколькими другими жителями деревни Глушковичи построил пятиметрового снеговика, на котором закрепили бело-красно-белый флаг и герб «Погоня». Из-за этого их вызвали в милицию.

Вместе с Автуховичем, по версии ОНТ, границу пересек и Артур Попок — после этого они почти две недели жили в Киеве.

По информации «Нашай Нiвы», после выборов 2010 года Попок, давний друг Автуховича, эмигрировал в Польшу по программе Калиновского, но вернулся в Беларусь в 2014 году. Он переехал на хутор возле деревни Оленец Сморгонского района, закупил улья с пчелами, зарабатывал тем, что преподавал в Молодечно польский язык.

Как пишет издание, с начала декабря связь с Попком исчезла. Его соседка рассказала «Нашай Нiве», что пасечника начали искать 4 декабря.

— И белые, и черные машины ездили, кого здесь только не было. И так дня четыре было. Ходили по домам, смотрели, не прячет ли кто Артура. Это, видно, не милиция была, а кто-то повыше. Мы же здесь в лесу темном сидим на хуторе, ничего не знаем.

Диктор в «Тротиле протеста» утверждает, что Попок «находится в бегах». Знакомая дочери Попка сказала «Медиазоне», что «с ним все хорошо, он в безопасности». В перечень КГБ Артур Попок попал под номером 729.

В Украине же, утверждает ОНТ, Автуховича и Попка сопровождал связанный с батальоном «Донбасс» беларус Дмитрий Полойко.

«Еще одна роль Полойко: должен устраивать встречу с оружейниками — теми, кто поможет и нелегально снабдить и законно в магазине приобрести, оформив [оружие] на себя», — говорит диктор.

Дмитрий Полойко. Источник: spring96.org

Житель Барановичей Дмитрий Полойко упоминался в сообщении правозащитного центра «Вясна» после того, как в декабре 2014 года КГБ наложило на Полойко запрет на выезд из Беларуси. Перед этим, сразу после возвращения из Украины, Полойко арестовали на 10 суток за мелкое хулиганство, а милиция допрашивала его родственников и запретила им покидать Барановичи. Как пишет «Вясна», интерес силовиков был связан с тем, что вторую половину 2014-го Полойко жил в Украине, а его фамилия и имя упоминались в интернете списках бойцов добровольческого батальона «Донбасс». В перечне КГБ Полойко нет, информации о его аресте не было.

В фильме приводится также запись телефонного разговора 2 ноября, на которой, по версии телеканала, Автухович говорит о предстоявшей на следующий день поездке в Луганск. Оттуда он «вернулся не пустым», намекает диктор, не приводя никаких деталей.

На другой записи Автухович, как утверждается, договаривался с продавцом киевского военторга «ДиСи» о покупке мелкокалиберных патронов. Продавец отвечает, что для покупки потребуется разрешение, о чем уже во время другого звонка Автухович сообщает собеседнику, обозначенному как Полойко.

Телеканал приводит запись еще одного телефонного разговора с торговцем оружием:

— Доброго дня.

— Я с вами сегодня утром разговаривал по поводу отправки в Киев двух магазинов Марголина. Что вам нужно для того, чтобы отправить их?

— Мне надо знать отделение «Новой почты», куда отправлять и кто получатель, контактный номер телефона. <…> Кто получатель?

— Автухович Николай Николаевич.

Кроме того, авторы фильма приводят цитаты из переписок Автуховича с некоим собеседником в Украине 7 ноября — в них упоминаются личные данные живущего в агрогородке Обуховичи омоновца Олега Седача, который якобы должен был стать «следующей жертвой» Автуховича.

Адресатом таких сообщений гостелеканал называет некоего Олега, который «имеет отношение к спецслужбам Украины». Именно ему Автухович якобы написал сообщение: «На очереди начальник РОВД Волковыска».

«Там свой интерес обеспечить Автуховича оружием, — говорится в фильме об Олеге. — Они хотят найти на территории Беларуси бывших сотрудников спецслужб Украины, а для того, чтобы Автухович с подельниками решил и свои задачи, и их, готовы помочь».

Кадр: Телеканал ОНТ

13 ноября, утверждает ОНТ, Николай Автухович и Артур Попок покинули Украину «с оружием» — что это было за оружие и откуда оно взялось, ничего не сказано — и снова встретились со Снегуром, помогавшего им переходить границу со стороны Беларуси.

В кадре появляется уже задержанный КГБ Виктор Снегур, который рассказывает, что перевозить Автуховича ему помогал приятель по имени Адам Акулич — он первым ехал на своем микроавтобусе, чтобы проверить, нет ли впереди пограничников. По словам Снегура, пограничники первым остановили бы микроавтобус, а вторая машина спокойно проехала бы дальше. Диктор утверждает, что так и произошло.

По версии ОНТ, после возвращения Николай Автухович сначала хотел заложить взрывчатку в дом омоновца Седача в Обуховичах, но не смог этого сделать из-за собаки — и тогда 20 ноября с помощью неустановленного взрывного устройства подорвал его автомобиль Skoda в Гродно.

В Беларуси Автухович подготовил четыре схрона с оружием и взрывчаткой, утверждает телеканал, один из которых находился возле водохранилища Вяча в Логойском районе.

«Самый настоящий арсенал: пистолеты и патроны, гранаты со взрывателями, электродетонаторы, источники питания, устройства для дистанционных взрывов, — описывает его диктор. — Только в этом тайнике в каждом из двух ящиков находилось по 800 граммов тротила».

Женщины, знакомые с Автуховичем. № 736 и 739

Пенсионерка Галина Дербыш из агрогородка Обухово — № 736 в списке террористов. 59-летнюю Дербыш задержали 10 декабря, через два дня после выхода первого сюжета об Автуховиче на канале «Беларусь 1». Согласно уведомлениям из КГБ, которые получила ее старшая дочь Анастасия, пенсионерка тоже стала подозреваемой в соучастии по делу о терроризме и теперь находится в следственном изоляторе «Тюрьма №1» в Гродно.

По словам дочери, в день задержания в доме Галины провели обыск в присутствии младшей дочери. Силовики изъяли телефоны, жесткий диск и чек на 30 литров дизельного топлива, купленных 20 сентября на заправке в Волковыске. Дочь Анастасия утверждает, что в тот день пенсионерка ездила вместе с ней в Каменецкий район Брестской области, чтобы забрать щенка кавказской овчарки, и по дороге они заехали на заправку в Волковыске.

При этом Дербыш никогда не рассказывала семье о знакомстве с Автуховичем, и до выхода фильма ОНТ не было уверенности, что ее арест связан с делом «группы Автуховича». Телеканал, не приводя деталей, утверждает, что Дербыш «была готова» предоставить свою машину для «разведки участка».

Галина Дербыш. Фото: RFE/RL

Ольга Майорова, которую ОНТ называет ведущей соцсетей Автуховича — № 739 в списке КГБ. 54-летняя Майорова, как писало «Радые Свабода», —активистка, которая в прошлом была членом Объединенной гражданской партии. Ее задержали 4 января, во время обыска изъяли два ноутбука и два смартфона.

Сын Майоровой подтвердил журналистам, что его мать знакома с Автуховичем. Но сын уверен, что она не может быть причастной к терроризму:

— Ни в коем случае, она не такой человек. Тем более, мы живем в одном доме — я ничего такого никогда не видел.

«То или иное пособничество». № 734, 735 и 739

Ирина и Антон Мельхеры — мать и сын — включены в перечень КГБ под номерами 734 и 735. Еще в декабрьском сюжете «Беларуси 1» утверждалось, что 27-летний Антон Мельхер «оказывал то или иное пособничество» Автуховичу. Судя по странице Мельхера «ВКонтакте», в 2015 году он закончил экономический факультет Брестского государственного технического университета. В последний раз онлайн он был 1 декабря. О его 65-летней матери Ирине Мельхер не известно практически ничего.

45-летняя Ирина Горячкина — предпринимательница из Волковыска и № 739 в списке террористов. Родные рассказывали TUT.by, что Горячкина давно знакома с Автуховичем.

— Когда наступил кризис, работы стало меньше, — говорил один из родственников журналистам. — Год назад она устроилась охранником. Человек она хороший, добрый, открытый, отзывчивый. С Николаем Автуховичем знакома давно, периодически с ним общалась. Возможно, именно это общение и повлияло на то, что она была задержана и потом попала в тот самый список. Чувствует она себя сейчас неплохо, насколько это возможно в СИЗО КГБ, старается держаться, но не всегда получается.

«На этой почве рождаются идеи радикализма». № 728 и 729

Павел Сава — № 728 в перечне. О нем до сих пор почти ничего не известно — судя по видео гостелеканалов, Сава активно дает показания против Автуховича, рассказывая, как помогал совершать ему поджоги и подрывы. Этим он напоминает Александра Ларина, который похожим образом вел себя в 2009 году, когда Автуховича впервые обвиняли по статье о терроризме.

Самого Николая Автуховича КГБ обозначил террористом № 727. Его интересы по этому делу представляет адвокат Дарья Липкина, но с нее следствие взяло подписку о неразглашении, так что адвокат даже не может сказать, какой позиции придерживается ее подзащитный. Она смола только подтвердить, что Автуховичу предъявили обвинение по части 2 статьи 289 УК (акт терроризма, совершенный группой лиц по предварительному сговору). Долгое время Липкина не могла попасть к своему клиенту — ее не пускали в СИЗО КГБ «в связи с эпидемиологическими мероприятиями».

Василий Завадский, друг арестованного и сооснователь инициативы «ТаймАКТ», уточнял, что адвокат попала к тому только 6 января. По его словам, из СИЗО Автуховича вывозили на стационарное лечение в госпиталь, поскольку тот заболел коронавирусом, который тяжело перенес: «ИВЛ не было, но был на кислороде. Сейчас чувствует сильную слабость, одышку при нагрузке. По-прежнему не имеет самых нужных вещей, одежды, средств гигиены, лекарств. Но надеемся, что все это наконец-то примут в передачах или посылках».

Еще в первом сюжете канала «Беларусь 1» были мельком показаны и фрагменты допроса самого Николая Автуховича — в кадре он сидит на стуле со связанными стяжкой руками, видимо, в кабинете следователя. В склеенном из нескольких частей видео задержанный говорит, что «мирные протесты ничего не решают, поэтому именно на этой почве рождаются идеи радикализма» и что сам он «нарабатывал, к кому можно приступиться».

В одной из реплик, контекст которых не вполне ясен, Автухович замечает:

— У меня целая машина арсенала, что еще вам нужно доказывать?

Ещё 25 статей