Конфликт с Путило, штаб Тихановской и Донбасс. О чем говорил Роман Протасевич в интервью ОНТ
Алексей Шунтов|Глеб Лепейко|Алексей Ивашкевич|Анастасия Бойко
Конфликт с Путило, штаб Тихановской и Донбасс. О чем говорил Роман Протасевич в интервью ОНТ
6 377

Интервью с Романом Протасевичем. Кадр из видео: ОНТ

В эфире государственного телеканала ОНТ показали «интервью» бывшего главного редактора телеграм-канала Nexta Романа Протасевича, который содержится в СИЗО КГБ. Протасевич, на руках которого виднелись глубокие следы наручников, говорил о конфликтах внутри оппозиции, источниках финансирования, создателе Nexta Степане Путило и уличных протестах, которые теперь «едва ли будут». Протасевич проходит обвиняемым по трем уголовным статьям — ему грозит до 15 лет колонии. «Медиазона» собрала главное из разговора.

Бывшего главного редактора телеграм-канала Nexta Романа Протасевича и его девушку Софью Сапегу задержали 23 мая после экстренной посадки самолета Ryanair в Минске. В Беларуси блогера обвиняют в организации массовых беспорядков (статья 293 УК), грубом нарушении порядка (статья 342 УК) и возбуждении социальной вражды к силовикам (статья 130 УК). Ему грозит до 15 лет лишения свободы. КГБ включил его в «список лиц, причастных к террористической деятельности».

Генеральная прокуратура самопровозглашенной республики ЛНР также возбудила уголовное дело против Протасевича, его обвиняют по трем статьям.

На интервью согласился «абсолютно добровольно»

— Я надеюсь, хотя бы вы понимаете, что независимых СМИ не бывает? — интересуется в начале разговора ведущий Марат Марков.

— Разумеется, — отвечает Протасевич.

— Это хорошо, что понимаете вы. Тогда не нужно будет объяснять многие вещи, — говорит Марков.

Протасевич утверждает, что согласился на съемку «абсолютно добровольно», чувствует себя прекрасно, хотя немного простыл, а перед разговором его не гримировали.

— Мне, если честно, тяжело предугадать реакцию с их [оппозиционеров] стороны. Почти уверен, что будут публично осуждать, акции поддержки сойдут на нет, назовут меня якобы предателем. Мне абсолютно все равно, что будут говорить. Правда, хочу сделать все, чтобы исправить свои ошибки, — говорит Протасевич.

По его словам, перед вылетом из Афин в Вильнюс он написал о «своих передвижениях» в рабочий чат, в котором состояли несколько журналистов и сотрудники штаба Светланы Тихановской — Франак Вечерко и Даниил Богданович. С последним у Протасевича, по его словам, был конфликт.

Признал вину

Протасевич сказал, что «был одним из тех людей, которые опубликовали призывы выйти на улицу 9 числа». По его словам, как только ему предъявили обвинение, он «полностью признал вину» по статье о грубом нарушении порядка (статья 342 УК).

— Осознавал, что призывы, которые опубликовал я в том числе, стали причиной того, что на улице начались неконтролируемые беспорядки. По сути, три дня Минск жил в хаосе, — сказал он.

Про координацию протестов

По словам Протасевича, он был участником чата lovehata — «основного чата администраторов крупнейших телеграм-каналов».

— Это был главный координационный чат уличных протестов, — сказал Протасевич. — Там происходили обсуждения, планирование, работа над повесткой на той или иной неделе протестов.

В чате, говорит Протасевич, состояли создатель Nexta Степан Путило, участники команды Nexta Ян Рудик и Тадеуш Гичан, Франак Вечерко из команды Тихановской, блогер Антон Мотолько, Богданович, блогер Эдуард Пальчис и его жена Виктория, бывший следователь Евгений Юшкевич, главный редактор Kyky.org Анастасия Рогатко, медиаменеджер Дмитрий Навоша, Евгений Малаховский, «который в основном работал с дворовыми чатами», «вроде Мирослав Чигирь» и журналист Ян Авсеюшкин.

По словам Протасевича, раньше участником чата был и политический обозреватель Артем Шрайбман: «Не могу сказать, что он управлял [протестами] напрямую. Он достаточно часто высказывал свое мнение или говорил, что нет, ребята, так оно не прокатит, поменяйте хотя бы на такую-то тему, а здесь, может, больше этому внимания уделить».

Про конфликт штабов в оппозиции

По словам Протасевича, «между различными инициативами и штабами была масса проблем», но они «стараются не выносить сор из избы», чтобы «весь мир не увидел» их конфликты.

Инициативу «Народное антикризисное управление», говорит Протасевич в интервью, должна была запускать Светлана Тихановская, но за сутки до старта политик Павел Латушко «украл проект».

Два основных центра оппозиции — штаб Латушко и штаб Тихановской, следует из интервью. Тихановская, говорит Протасевич — главный беларуский политик в глазах всего Запада, а НАУ «приходится мимикрировать под большую силу».

По словам Протасевича, за обоими штабами стоят спецслужбы. Какие именно, он не уточнил.

Про уличные протесты, которые «едва ли будут»

Уличных протестов, признает в интервью Протасевич, «нет, и они едва ли будут». Из-за такого мнения в последние месяцы у него был конфликт с Вечеркой и участниками инициативы BYPOL, которые призывали к массовым акциям.

— Я открыто говорил, что все, у нас нет улиц. И глупо пытаться призывать людей на улицу, когда уже никто не выйдет. Это просто бессмысленно. Нужно сосредоточиться на других задачах, — сказал Протасевич. — Мог прийти тот же Вечерко и в лоб сказать: «Рома, ты должен подумать над улицей, потому что ты должен понимать: не будет улицы, не будет санкций».

Один из методов внешнего давления, согласно интревью Протасевича — это обрушение беларуской экономики.

— Это будут голодные бунты. Это, по сути, и является одной из целей экономических санкций, которые продолжают вводить, — говорит арестованный оппозиционер.

Интервью с Романом Протасевичем. Кадр из видео: ОНТ

Про уважение к Лукашенко

Отвечая на вопрос об отношении к Александру Лукашенко, Протасевич говорит, что раньше «критиковал Александра Григорьевича». Но, по словам блогера, когда он втянулся в политическую работу, ему хотелось бежать из оппозиции. Он приравнивает критику Лукашенко к попыткам давления и говорит, что тот часто поступал как «человек со стальными яйцами».

— Вы его уважаете? — спрашивает ведущий.

— Безусловно, — отвечает Протасевич.

Когда ведущий заговорил о возможной экстрадиции Протасевича в самопровозглашенную ЛНР, где против него возбудили уголовное дело, арестант выразил надежду, «что у Александра Григорьевича найдется достаточно политической воли и достаточно решимости, чтобы не выдать меня».

Про Nexta и его финансирование

По словам Протасевича, Nexta придумал осужденный за наркотики и распространение порнографии блогер Владимир Чуденцов. История проекта началась в 2015 году с песни «Выбора нет»; слова написал Чуденцов, а Путило исполнил песню. Чуденцов, рассказал Протасевич, создал телеграм-каналы проекта, а Путило «занимался учебой и выступал как актер озвучки».

— Как думаете, 18-летний пацан сможет говорить слогом НТВ периода расцвета в 1990-х? С четкой подачей. Это же очевидно, что нет, — уверен Протасевич.

Когда Чуденцова задержали, говорит Протасевич, «всю эту работу поехал делать» он сам.

— Я воспринимал телеграм-канал Nexta исключительно как свое детище, — сказал он.

По словам Протасевича, Путило пожинал лавры за счет остававшихся в тени сотрудников проекта. До лета 2020 года Nexta жил исключительно за счет продажи рекламы, сторонних вливаний не было.

Во время работы Протасевича в проекте редакция Nexta размещалась в одной из комнат Беларуского дома в Варшаве. Перед тем, как въехать туда, руководитель организации Алесь Зарембюк предложил «подумать» про «интересный проектик на американские гранты». По словам Протасевича, на помощь беларуским беженцам «через премьер-министра» были выделены 53 млн злотых.

— Деньги-то вроде бы были выделены. Наша редакция там сидела. Домофон разрывался круглые сутки. Люди реально пытались приходить и обращаться за помощью. Домофон неустанно звонил. Но людям просто никто не открыл дверь, — говорит Протасевич.

По его словам, он пытался поговорить с руководителем Беларуского дома Алесем Заремблюком, но тот «в крайне жесткой форме сказал, что если я суну нос, куда не нужно, то у меня будут проблемы».

— Тому же Беларускому дому в Варшаве выделили коттедж в элитном районе города с охраной. Казалось бы, просто беларуская мигрантская организация. Меня туда даже ни разу не пустили внутрь. Насколько я знаю, там есть комнаты, в которые никто не может зайти. Что там находится? Вопрос. Заремблюк стал просто, как я понимаю, использовать Степана [Путило] как дойную корову, в том числе, для своих интересов. Сразу пошли встречи на высоком уровне напрямую с правительством польским, — рассказал он.

Протасевич говорит, что команда стала собирать читательские пожертвования; одним из крупных доноров был российский бизнесмен, вдалеющий компанией, «связанной с Уралом, с горнодобычей». Перед уходом Протасевича из Nexta в сентябре 2020 участники проекта обсуждали, что «после окончания активной фазы протеста канал Nexta Live станет российским».

— Если говорить об этих расписках — это то, что я получал в этом году. 1 250 евро в месяц для Литвы — это на самом деле ровно то же самое, что если бы, живя в Минске, я получал 1 250 рублей. Это деньги, на которые можно жить, но это абсолютно не заоблачная сумма. Абсолютно стандартная зарплата, — сказал он.

По его словам, работая на Nexta, он не разбогател, «несмотря на то, что один рекламный пост стоил несколько тысяч долларов».

— По-моему, 10 августа на 15 минут провисел пост, только 15 минут мы его не трогали. Его стоимость была 20 тысяч долларов, — говорит Протасевич.

Проект Nexta Протасевич покинул из-за «личностного конфликта со Степаном». Задержанный активист «понимал, что Путило получил всемирную славу и известность», «его называли беларуским Калиновским».

— Даже премию Сахарова за все то, что делал я… а он получал это все и даже не упомянул меня. Нигде. Его эго росло так стремительно, что он позволял оскорбительные шутки в мой адрес и смотрел на меня презрительно. Он получал всемирную славу за всю работу, что делал я и команда редакции. Но редакция нигде не упоминалась. Человек, который даже не вмешивался в работу телеграм-редакции, получил за работу этой редакции всю славу, — сказал Протасевич.

Интервью с Романом Протасевичем. Кадр из видео: ОНТ

Про силовой захват власти

По словам Протасевича, он был связным между заговорщиками и штабом Тихановской, но на первом разговоре заговорщиков в зуме ничего не говорил и только слушал. Когда он рассказал о «возможном силовом сценарии» Светлане Тихановской, она выбрала своего советника Александра Добровольского контактным лицом штаба по этому вопросу.

Психиатр Дмитрий Щегельский и юрист Юрий Зенкович говорили Протасевичу, что «есть четыре-пять групп», одной из которых оказалась группа Николая Автуховича. Он предполагает, что в Беларуси до сих пор есть несколько «спящих ячеек». Франак Вечерко, по словам Протасевича, о заговоре не знал.

Протасевич рассказал, что со стороны военных было около 20 заговорщиков разных званий, которые изначально потребовали сумму около 5-7 миллионов евро и эвакуацию их семей, «если силовой сценарий провалится». Позже сумма снизилась до двух миллионов. Сооснователь инициативы BYPOL Андрей Стрижак, утверждает Протасевич, отвечал ему, что 200 тысяч долларов от частных спонсоров — это максимум.

Про войну в Украине и батальон «Азов»

Роман Протасевич говорит, что впервые поехал в зону АТО в 2014 году и пробыл там полтора месяца. Он состоял при подразделении «Азов» не по своему выбору, а потому, что его туда прикрепили, но он «даже форму не носил». В 2014-м, утверждает Протасевич, он ни разу не был в зоне боевых действий, а фотографии, которые есть в интернете, сделали на полигонах.

Он подтвердил, что давал анонимное интервью «Радые Свабода» про участие в конфликте на Украине.

— В том же интервью я хотел построить из себя бравурного вояку. Давайте будем честны. Мне тогда было 19 лет или 20. Я тогда был подростком, окрыленный каким-то абсолютно напускным и абсолютно неверным романтизмом войны. <…> Я был просто журналистом, пусть и при боевом подразделении. Я в то же время продолжал заниматься в основном фотографией, — объяснял Протасевич.

— Честно говоря, я считаю, что вся моя поездка туда, и особенно с учетом того, что я не только позволял себе какие-то странные высказывания, но и с учетом того, что я нарушил и журналистскую этику, перейдя все границы. И тем более, что в окружении, при том что я не поддерживал эту идеологию, но в моем окружении было очень много людей такой идеологии. Это было, наверное, самой большой ошибкой в моей жизни. Это та единственная вещь, о которой я правда жалею, — признался Протасевич.

Ведущий сказал, что «пропагандистам порой спится не очень» из-за происходящего в стране, и спросил, как «после всего» спится Роману.

— Как оно может быть? Я просто, ну… Опять же, я последние месяцы… Если раньше мне казалось, что это все какие-то очень далекие материи, то последние, наверное, месяца полтора…. Еще до того, как все это произошло… Я, наверное, просто начинал понимать, что происходит. Я начинал понимать, что произошло и в каких моментах сколько всего было сделано плохого. И, конечно, я опять же, много об этом думал. Шутка ли, мне даже снилось, что я оказываюсь в Минске. Опять же, без шуток, даже незадолго до своего отпуска у меня даже проскакивала мысль, что еще немного и я лично вернусь в Беларусь сам. Потому что…

На этих словах Протасевич заплакал.

— Вы будете сотрудничать со следствием? — спросил Марков.

— Я и так сотрудничаю абсолютно полностью и открыто. Я предоставляю множество уникальных фактов. В завершение разговора я могу сказать только то, что я переосмыслил для себя очень многие вещи. И я никогда больше не хочу ни в политику лезть, ни в грязные разборки. Я просто хочу надеяться, что… что я смогу… все исправить… и жить просто обычной спокойной жизнью. Завести семью и детей. Перестать бежать от чего-то.

Исправлено. Мы удалили ссылку на сообщение TUT.by, поскольку издание и его соцсети власти Беларуси признали «экстремистскими» — и за гиперссылки на них предусмотрена административная ответственность.

Ещё 25 статей