«Информационный удар» и методички Джина Шарпа. Что такое «дело Тихановского» и кого по нему судят
Антон Мардилович
«Информационный удар» и методички Джина Шарпа. Что такое «дело Тихановского» и кого по нему судят
23 июня 2021, 15:40
1 377

Иллюстрация: Мария Толстова / Медиазона

Сергея Тихановского, Николая Статкевича и Игоря Лосика будут судить в закрытом режиме — и прямо в здании СИЗО Гомеля. Это ключевой суд над фигурантами «дела Тихановского», обвиняемыми по которому стали больше тридцати человек. Именно заговор Тихановского и его подельников, считает следствие, привел к «массовым беспорядкам» после выборов президента. Накануне начала процесса «Медиазона» рассказывает, что известно об этом деле.

Сергей Тихановский, ставший известным благодаря своему ютуб-каналу «Страна для жизни» и поездкам по регионам, объявил о президентских амбициях 7 мая 2020-го. В СИЗО он оказался меньше чем через месяц. Сначала Тихановского арестовали на 15 суток за участие в митинге — это дало ЦИК повод не допустить его выдвижения. Но его место смогла занять супруга Светлана.

Выйдя с суток, Тихановский стал активно собирать подписи за жену — для регистрации кандидатом в президенты надо собрать подписи ста тысяч беларусов. Очередной такой пикет проходил в Гродно 29 мая и закончился задержанием Тихановского и потасовкой с милицией — «Медиазона» подробно описывала случившееся в тексте о суде над участниками пикета.

Задержание в Гродно положило начало череде арестов политиков и активистов, которые продолжались до дня выборов. Все новые уголовные дела присоединялись к возбужденному после пикета в Гродно. Так «дело Тихановского» объединило в себе большую часть политических дел, возбужденных до августовских протестов — именно эти протесты в первые дни после выборов, по версии следствия, и спровоцировали арестованные.

По «делу Тихановского» проходят больше тридцати обвиняемых — это блогеры, политики и активисты, которых следствие считает соучастниками Сергея Тихановского, готовившими вместе с ним «массовые беспорядки» и «грубые нарушения общественного порядка».

Большинство из них уже осуждены — постепенно из исходного дела для судебных процессов выделялись отдельные эпизоды и обвиняемые, поясняет адвокат политика Наталья Мацкевич, но самого Тихановского будут судить в том числе и по всем выделенным раньше обвинениям.

Накануне начала суда над Тихановским, Статкевичем, Лосиком и другими — их будут судить в закрытом режиме прямо в СИЗО Гомеля — «Медиазона» попыталась разобраться в логике обвинения.

«План организации уличных беспорядков»

Именно обвиняемых по «делу Тихановского» следствие считает ответственными за случившиеся в августе протесты — это следует и из оценки причиненного их действиями ущерба в 3,5 млн рублей.

По версии обвинения, в 2019 году блогер Сергей Тихановский, оппозиционные политики Николай Статкевич и Павел Северинец начали готовиться к организации «массовых беспорядков» в Беларуси.

Сергей Тихановский. Фото: Uladz Hrydzin / RFE / RL

Николай Статкевич в 2010 году был кандидатом в президенты Беларуси, после разгона протестов был осужден по делу «Плошчы» и вышел на свободу только в 2015-м. Через несколько лет, как утверждает СК, именно Статкевич разработал «план организации уличных беспорядков», который 19 октября 2019-го частично опубликовал на сайте своей партии «Грамада».

Статкевич, по версии СК, руководствовался «методичкой Шарпа». Суть плана заключалась в организации «незаконных мероприятий» под видом пикетов по сбору подписей. В тексте на сайте «Грамады» есть пункт, предлагающий проводить акции протеста «в юридической форме пикетов по сбору подписей».

«Уличными "лидерами"» будущего протеста должны были стать блогер Тихановский, сопредседатель партии «Белорусская христианская демократия» Павел Северинец, который был осужден после «Плошчы-2010», и активист «Европейской Беларуси» Евгений Афнагель.

«Бесчинствующую толпу», по версии следствия, заговорщики планировали использовать для погромов и сопротивления властям, непосредственно уличными протестами должны были заниматься Северинец и Афнагель. Последний, утверждает СК, собрал команду из активистов «Европейской Беларуси», чтобы «обрабатывать аудиторию» и «вербовать соучастников».

Роль Тихановского в этом «плане» ведомство определяет так: «ездил по стране, вербуя "агентов" и выискивая сообщников, которые создавали по регионам местные дворовые и прочие чаты, телеграм-каналы — аналоги телеграм-канала "Страна для жизни"», где распространялись призывы к участию в «уличных беспорядках».

Адвокат Тихановского Наталья Мацкевич говорит, что в поездках ее подзащитного по стране нет состава преступления — и тем более нет оснований считать его виновным за действия других людей, как это делает следствие.

Николай Статкевич. Фото: Наталия Федосенко / ТАСС

«Там нет предмета правового спора, — говорит Мацкевич. — Кроме того, что человек реализовал свое естественное право на выражение мнения, а это было расценено как преступление. Это то же самое, что вы пошли, поели, сходили в магазин — а эти действия кто-то считает неправомерными, или приняли закон, что это запрещено». Она добавляет, что люди, с которыми Тихановский общался во время своих поездок — самостоятельные личности, которые обладают собственной волей и правом выбора. Кому-то из них мог понравиться стиль Тихановского, и тогда его стали копировать.

Когда в СИЗО отправили сначала Тихановского, а в начале июня и Северинца со Статкевичем, считает следствие, их сторонники начали создавать и развивать каналы в телеграме. Среди них СК называет, к примеру, «Маю краiну Беларусь», «Усы Лукашенко», «Баста!» и «Беларусь 24».

Блогеры вообще неотделимы от «дела Тихановского» — так, Северинца и активистов «Европейской Беларуси» судили вместе с авторами каналов «Серый кот» и «Мая краiна Беларусь», а Тихановский и Статкевич сейчас окажутся в одной клетке с создателем «Беларуси головного мозга» Игорем Лосиком.

Блогеры как «элементы информационного удара»

К «массовым беспорядкам» в Беларуси, утверждает СК, призывали телеграм-каналы, объединенные в одну протестную сеть — гостелевидение называло их «элементами информационного удара».

«Сеть включает в себя три основных крупных канала, которые задают повестку — это Nexta, Nexta Live и "Беларусь головного мозга". Дальше в целях конспирации эта информация расходится дальше и дальше по системе, она дублируется в более мелких каналах. И аналогичную повестку, добавляя свое информационное содержание, добавляя комментарии, объединяющие активных участников, распространяют более мелкие каналы», — расписывал ее представитель СК Александр Агафонов, уточняя, что подобных каналов — «сотни».

Помимо «Беларуси головного мозга» и каналов Nexta следствие называет несколько каналов в ютубе: «Народный репортер», «Серый кот», MozgON, «Слуцк для жизни», а также телеграм-каналы и чаты «Армия с народом» и «Поставщина для жизни». Администраторы всех этих каналов — за исключением Nexta — стали обвиняемым по «делу Тихановского».

Большую часть блогеров задержали в мае-июне — еще до начала протестов в августе, которые следствие квалифицирует как «массовые беспорядки». Среди арестованных беларусов оказался и россиянин Дмитрий Попов — «Народный репортер» называл его модератором соцсетей «Страны для жизни». В России Попов был известен как СММ-редактор одиозного «Мужского государства» и участник проекта «Сканер», публиковавшего найденные в сети данные о российских силовиках.

Госканалы утверждают, что россиянин связан с еще одним обвиняемым по «делу Тихановского» — политтехнологом Виталием Шкляровым. ОНТ передавал, будто бы в Петербурге неизвестные затолкали Попова в микроавтобус и угрозами заставили выполнять команды Шклярова. Одна из таких команд: приехать в Беларусь и вести соцсети «Страны для жизни».

Шкляров — гражданин не только Беларуси и США — провел три месяца в СИЗО КГБ, где его выводили на встречу с Лукашенко. В октябре Шклярову позволили покинуть страну. При этом, по словам адвоката, он все еще находится под следствием.

Самый известный из арестованных блогеров — основатель телеграм-канала «Беларусь головного мозга» Игорь Лосик, сотрудничавший также с «Радыё Свабода». В СИЗО Лосик дважды объявлял голодовку, протестуя против предъявленных ему обвинений: одну из них он держал 42 дня, вторую, «сухую» — четыре дня. При этом перед началом «сухой» голодовки он на глазах у адвоката и следователя пытался порезать себе руки.

Игорь Лосик. Фото: личная страница ВКонтакте

«Я объявил голодовку, потому что у меня больше не осталось никакой возможности повлиять на необоснованные обвинения и мое неправомерное нахождение под стражей, — объяснял Лосик. — Я несправедливо лишен свободы и возможности увидеть свою семью. Полгода я уже просидел в тюрьме по абсурдному обвинению в преступлении, для совершения которого я должен был бы воспользоваться телепортом. У меня было и есть алиби».

«Бесчинства толпы» на пикете в Гродно

Следствие считает, что пикеты по сбору подписей за Светлану Тихановскую использовались как прикрытие для «незаконных митингов». 29 мая на таком пикете в Гродно Тихановский «провоцировал конфликтную ситуацию», а сторонники попытались помешать его задержанию и набросились на милиционеров.

Как уже рассказывала «Медиазона», в тот день к Тихановскому на Советской площади Гродно подошла женщина с настойчивыми вопросами — назвав ее провокаторшей, политик попытался уйти, но его стали задерживать появившиеся на площади милиционеры. Вокруг собралась толпа, один из милиционеров оказался на земле, а Тихановского и еще 15 человек задержан ОМОН. Восемь человек из них стали обвиняемыми по уголовным делам.

Одним из организаторов «незаконного мероприятия» в Гродно следствие назвало Дмитрия Фурманова — координатора инициативной группы Тихановской. Он, по версии следствия, получил от Тихановского деньги и подыскал соучастников — остальных обвиняемых по делу о пикете.

Александр Аранович. Фото: spring96.org

Еще один участник пикета, водитель автодома «Страны для жизни» Александр Аранович, в тот день «специально оделся в похожую одежду с Тихановским и помогал ему в неправомерных действиях». После ареста на чердаке дома Арановича нашли дымовую шашкупо версии следствия, с ее помощью активист планировал мешать движению транспорта и «разжигать бесчинства толпы».

Захват исполкома доверенными лицами Тихановской

В начале марта Следственный комитет опубликовал видеозапись разговора Светланы Тихановской с несколькими людьми — обсуждая протесты в Гомеле, одна из собеседниц произносит: «Наша задача будет все-таки захват исполкома». В беседе они упоминают «проблемы с ресурсами» и замечают, что «нужны мегафоны, комплекты раций и финансирование». Посреди разговора Тихановская уходит из комнаты и больше не появляется, а оставшиеся говорят в том числе о закупке раций, газовом баллончике и «шокере под фонарик».

После публикации пресс-секретарь Тихановской говорила, что та «никогда не участвовала в разработке таких планов», а на видео заметно, как кандидатка покинула комнату, чтобы не продолжать обсуждение.

Светлана Тихановская. Фото: Christoph Soeder / DPA / AP

Видео СК опубликовал как подтверждение обвинений, выдвинутых против четверых доверенных лиц и членов инициативной группы Светланы Тихановской — их задержали накануне дня выборов и обвинили в приготовлениях к «массовым беспорядкам» и «захвату зданий».

Их тоже включили в «дело Тихановского», хотя сам Сергей Тихановский к тому времени уже несколько месяцев находился под стражей. Следствие утверждает, что узнало о планах по «захвату зданий» во время расследования дела политика.

На суд независимых наблюдателей не пустили, но сын одной из обвиняемых говорил, что задержанных по этому эпизоду традиционно обвинили и в ведении связанных с Тихановским каналов в телеграме и ютубе.

«Буду сидеть столько, сколько это позволит народ»

Следственный комитет настаивает, что именно сговор оппозиционных политиков и блогеров спровоцировал протесты в августе и все последовавшие за ними событиями — которые СК считает спланированными «массовыми беспорядками». Как обвинение собирается доказывать этот заговор, до сих пор неясно — до суда все адвокаты были под подпиской о неразглашении, а суды над ключевыми фигурантами «дела Тихановского» проходят в закрытом режиме.

О процессе над Павлом Северинцем почти ничего не было слышно до самого приговора — после оглашения которого Северинец сказал из клетки: «Никакого суда не было. Это не суд. Беларусь будзе вольнай!». Остальные осужденные подхватили: «Верым, можам, пераможам!».

Павел Северинец. Фото: Виктор Толочко / Sputnik / РИА Новости

Судить Сергея Тихановского тоже будут в закрытом режиме — и прямо в СИЗО Гомеля. Первое заседание должно состояться 24 июня. По словам адвоката Натальи Мацкевич, Гомель как место суда определил Верховный суд Беларуси, возможно, из-за того, что подсудимым вменяются в том числе происходившие там события. Закрытие процесса аргументировали наличием в деле «охраняемой законом тайны» и «обеспечением безопасности участников процесса» — почему ее невозможно обеспечить во время заседаний в суде, а не следственном изоляторе, так и осталось неясным.

Николай Статкевич писал жене, что он вообще отказался знакомиться со 110 томами уголовного дела: «Изучив "обвинение" и 30% материалов "дела" я пришел к твердому убеждению, что оно сфабриковано следствием».

Тихановский выдвинутые обвинения тоже называет «надуманными и политически мотивированными». В письменном интервью Deutsche Welle он говорит, что проведенный в СИЗО год на его убеждения не повлиял.

«Если народ, люди будут настойчивыми, то все будет недолго, — уверен Тихановский. — Я буду сидеть столько, сколько это позволит народ, потому что власть принадлежит народу».

«Иллюзий не питаю, думаю, будет лет пять, и там я и загнусь, — в свою очередь признавался Игорь Лосик в одном из зимних писем. — Нет никакого уже желания ничего делать, столько всего было сделано, и все напрасно, ничего ни на кого не влияет».

И добавлял: «Не хочу, чтобы Даша на суде видела и слышала приговор такой. Лучше б просто расстреляли по-быстрому, и не видеть это все».

Ещё 25 статей