«В первый раз грозило до пяти лет максимум, в этот раз от пяти лет минимум». История блогера Эдуарда Пальчиса, которого спустя 5 лет снова судят за разжигание розни
Михаил Полозняков
«В первый раз грозило до пяти лет максимум, в этот раз от пяти лет минимум». История блогера Эдуарда Пальчиса, которого спустя 5 лет снова судят за разжигание розни
6 декабря 2021, 10:55
810

Эдуард Пальчис. Фото: Сергей Гудилин / «Наша Ніва»

В понедельник утром Минский городской суд начал рассматривать дело блогера Эдуарда Пальчиса, обвиняемого в возбуждении социальной розни, и призывах к действиям против национальной безопасности, организации массовых беспорядков и грубого нарушения порядка. Пальчис заявил отвод всему составу суда и отказался вставать перед судьями. «Если бы вы взяли большой телефонный справочник вместо моего дела, не было бы разницы. Если бы вы прочитали мое дело, вы не должны были его рассматривать», — сказал он. «Медиазона» вспоминает историю блогера.

В 2014 году 24-летний уроженец Лиды Эдуард Пальчис работал эсэмэмщиком в одной из минских компаний и подрабатывал репетитором по истории. Незадолго до этого он бросил исторический факультет БГУ — уже на пятом курсе, прямо перед госэкзаменами, рассказывает его жена Виктория. Эдуард тогда внимательно следил за событиями на юго-востоке Украины.

— И на фоне всего этого у него появилась такая мысль, что надо что-то делать в Беларуси против русской пропаганды, потому что у него, как и в целом в обществе тогда, были такие ощущения, что мы, Беларусь, вполне можем стать следующими. И он решил, что он как-то этому должен противостоять. Работать с русской пропагандой в Беларуси. Для этого и завел свой блог, — объясняет она.

«"ВКонтакте" начали появляться группы вроде "Могилевская народная республика" и "Витебская народная республика"», — вспоминал сам Пальчис в интервью TUT.by.

По словам блогера, его задевало, что «госСМИ не защищали свое информационное пространство». Он взял псевдоним Джон Сильвер, потратил на сайт 15 долларов и открыл блог 1863x.com — названием стала дата начала антиимперского Январского восстания на территории нынешних Польши, Литвы и Беларуси.

Вскоре оказалось, что аудитория проекта куда шире тусовки оппозиционных активистов: тексты стали набирать десятки тысяч просмотров, рассказывал Пальчис в эфире «Еврорадио».

«Оппозиционности не было никакой, то есть вообще больше уклон шел в сторону формирования национального самосознания и противостояния русским пропагандистам. Просто сыграло роль то, что я сделал все не по шаблону. Анонимный парень, неизвестно откуда, какой-то проект незадолго до выборов. И спецслужбы, видимо, решили, что это как всегда там Госдепа, там Польши, может, неизвестно кого [проект]. И решили найти и разобраться», — рассуждал блогер.

В мае 2015 года блог не обновлялся. «Жив-здоровый, пришлось залечь на дно днищенское. Видимо, кто-то готовил мое задержание. Спасибо огромное всем, кто переживал», — написал автор спустя месяц.

В ноябре 2015 года оказалось, что все было не так.

«Так как директор опаздывал, я решил сходить в туалет на первом этаже (сами офисы находились выше). Выйдя на лестничный пролет и погруженный в свои мысли, не особо обратил внимание на группу мужчин, поднимавшихся по лестнице. <…> Бросок — и меня валят на бетонный пол. Шесть человек набрасываются и застегивают наручники. "Не сопротивляюсь, не сопротивляюсь", — единственное, что повторял я», — рассказал «Джон Сильвер» в ноябре.

Пальчис утверждал, что его отвезли в Следственный комитет, где предъявили обвинение в разжигании социальной розни. После этого на Окрестина его заставили сняться в видеоролике: по его словам, он переживал за невесту и рассказал на камеру, что был единственным администратором блога.

Позже Пальчиса, по его словам, отправили на обследование в «25-е отделение судебно-психиатрических экспертиз МВД», а затем отпустили под подписку о невыезде, дав понять, что ему не стоит ни рассказывать о задержании, ни возобновлять свой блог.

Однако он не послушался, и летом 2015 года на Пальчиса завели второе уголовное дело — на этот раз о распространении порнографии. Поводом стала публикация «Рвота, мерзость и понос — я вам русский мир принес». Автор приводил образцы юмора из пропагандистских пабликов с названиями вроде «Змагар — использованная прокладка»: в большинстве шуток обыгрывалось сравнение бело-красно-белого флага со средством гигиены, также присутствовала фотография гей-оргии с подписью «Сходка участников группы "Мая краіна Беларусь"» и схематичный рисунок человечка в процессе аутофелляции. Судя по подписи, этот человечек символизировал беларуского националиста, озабоченного засильем «москалей».

Брянское СИЗО и суд

Осенью 2015 года Виктория и Эдуард Пальчисы через Россию уехали в Киев. Спустя три месяца блогер решил вернуться в Беларусь тем же путем.

— В Украине было сложно жить. Эмиграция эта штука такая, не сильно нам по характеру. Поэтому у него было какое-то ощущение, что он как выехал через Россию, так сможет и вернуться. Но не получилось, — вспоминает Виктория.

В январе 2016-го Пальчиса задержали российские силовики. «Пришли люди в штатском, сказали, что у меня не заплачены налоги на территории России. Учитывая, что я там был пару часов за всю жизнь, я все понял», — описывал блогер задержание в интервью TUT.by.

В ожидании экстрадиции Пальчис четыре месяца провел в брянском СИЗО. В конце мая его передали в Беларусь.

Официальный представитель Следственного комитета Беларуси Юлия Гончарова рассказывала, что перед предъявлением обвинения он отказался от услуг обоих своих адвокатов и взял государственного защитника. «В обвинении идет речь о девяти материалах, о которых говорится в статье 130-й. А также распространение в сети интернет двух коллажей порнографического характера», — говорила Гончарова.

25 августа суд Центрального района Минска признал девять статей с сайта 1863x.com «экстремистскими материалами».

28 октября в день рождения блогера Минский городской суд признал блогера виновным в разжигании розни и распространении порнографии и приговорил его к 1 году 9 месяцам домашней химии. Пальчиса освободили в зале суда. Процесс проходил в закрытом режиме. Активистам удалось пронести на приговор бело-красно-белые флаги и развернуть их в зале суда.

— Он рассказывал, что это был довольно смешной суд, потому что как бы эксперты, которые выступали по его делу, они… Когда он задавал им вопросы, то довольно смешно путались, не знали, что ответить. Он говорит, что дело моментами было настолько смешное, что смеялся конвой, — говорит Виктория.

Покидая суд, Пальчис поблагодарил журналистов и сказал, что его освобождение это — их заслуга, писал TUT.by.

«Герои это вы, все журналисты. Как сажали меня, могут посадить любого из вас, кто пишет в интернете. То, что меня освободили, это ваша заслуга. Еще надо бороться за освобождение политзаключенных», — цитировало издание слова блогера.

Позже муж удалил с сайта статьи, признанные экстремистскими, говорит Виктория.

— Тогда не было так, как сейчас, что весь ресурс целиком за все года признается экстремистским. Тогда достаточно было скрыть эти статьи, и в принципе доступ к сайту до сих пор существует, — вспоминает она.

Неблагодарное занятие

— Эдик, когда вышел из тюрьмы, он в принципе решил остаться в такой активистской общественной деятельности и пойти даже дальше блога. Стать общественным активистом и делать что-то в офлайне, — рассказывает Виктория.

В феврале 2017 года Пальчис начал собирать деньги на поддержание сайта. В марте он участвовал в митинге против строительства бизнес-центра в Куропатах, а в августе узнал от судебного исполнителя, что за эту акцию его наказали штрафом в 20 базовых величин, рассказал он сам в фейсбуке.

В январе 2018 года Пальчис и Змитер Дашкевич пришли в минский барбершоп Chekist. Они попросили хозяев заведения поменять название и пообещали помочь с рекламной кампанией. В феврале двоих активистов оштрафовали на 30 базовых величин по статье о мелком хулиганстве.

4 апреля Пальчиса оштрафовали еще на 30 базовых за сбор подписей на станции метро «Каменная горка» в поддержку беларуского языка в Международный день родного языка.

25 марта 2018 года Пальчис, владелец магазина Symbal.by Павел Белоус и блогер Антон Мотолько были в числе организаторов праздника в честь 100-летия Беларуской народной республики. Минские чиновники согласились на концерт в центре города около оперного театра и разрешили принести бело-красно-белые флаги. Однако на выходе милиционеры тщательно следили, чтобы флаги прятали.

В тот же день на площади Якуба Коласа во время сбора на традиционное шествие ко Дню Воли силовики задержали около 70 человек. Через год организаторы были вынуждены перенести мероприятие из Минска в Гродно.

— Долгое время было ощущение, что это занятие довольно неблагодарное и очень трудоемкое. Ты не видишь, как то, что ты там пишешь, ведешь блог или телеграм-канал, на что-то влияет. Это каким-то образом нужно или не нужно? Было много сомнений по поводу того, нужно ли все это делать. Нужно ли продолжать или просто нужно пойти на какую-то нормальную работу, работать, заниматься своей жизнью, своей семьей и закинуть всю эту общественную деятельность. Он продолжал, — говорит Виктория о муже.

«Затуманивание» сознания граждан

В январе 2020 года Пальчис получил штраф за «посещение митингов против интеграции», которые проходили за месяц до этого. Летом, по собственному признанию блогера, ему оставалось выплатить за них «пару сотен рублей».

15 июня 2020 года Пальчису заочно назначили 15 суток административного ареста за «участие» в пикете Светланы Тихановской возле Комаровского рынка в Минске. 19 июня ему добавили еще 15 суток, на этот раз за акцию 7 июня и снова заочно.

В конце сентября «Наша Нiва» пишет, что Пальчис пропал — не появлялся дома в Лиде с июня. У его родственников издание узнало, что блогер планировал покинуть страну, но в оговоренное время не смог встретиться с водителем, который обещал отвезти его на границу.

— Мы уже поняли, что скорее всего его будут задерживать, и что надо что-то делать. Я тогда собиралась улетать в Варшаву, это была наша последняя встреча, когда я эмигрировала и он остался. Его задержали через пару часов, — рассказывает жена Пальчиса. По ее словам, Эдуарду было сложнее уехать: он предполагал, что его фамилия внесена в «списки невыездных».

Где именно находится муж, удалось выяснить только на третьи сутки, вспоминает Виктория, когда родители Эдуарда пошли в милицию писать заявление о пропаже человека.

— Милиционер в Лидском РУВД позвонил на Окрестина и сообщил, что Эдик там. Хотя до этого, естественно, мы обзванивали, и адвокат обзванивала все изоляторы, включая Окрестина. Но везде ответ был отрицательный, что его нет, — говорит она.

После 30 суток Пальчис не вышел на свободу. 6 ноября Антон Мотолько сообщил, что Пальчису предъявили обвинение в организации массовых беспорядков.

16 декабря Виктория Пальчис родила дочь Эмилию. Теперь они живут в Вильнюсе.

20 апреля суд Партизанского района Минска признал телеграм-канала Пальчиса «экстремистскими материалами». 15 ноября пресс-служба СК сообщила о завершении расследования.

«Основным оружием» блогера ведомство называет «созданные и управляемые им интернет-ресурсы» — телеграм-канал и страницы в социальных сетях. Как выразились в пресс-службе ведомства, они «захватили большую часть аудитории страны, их доверие и использовались для управления сознанием толпы, внушения "нужной" информации, склонения к запланированным преступным действиям».

Следователи уверены, что публикации Пальчиса начиная с 2016 года были направлены на «разжигание социальной вражды и розни по признаку профессиональной принадлежности» — например, в адрес силовиков и чиновников.

Также Пальчис «"затуманивал" сознание граждан», писал о месте и времени будущих протестных акций, «обучал и подготавливал потенциальных участников»; следователи квалифицировали это как организацию массовых беспорядков и организацию грубого нарушения порядка.

Обвинение в призывах к действиям против нацбезопасности блогеру предъявили, потому что он «создавал и распространял в интернете материалы, направленные на дестабилизацию обстановки в стране с целью облегчить последующий захват государственной власти в Беларуси неконституционным путем иными лицами».

Кроме того, СК сообщил, что «в настоящий момент уже инициировано перед Министерством внутренних дел признание группы граждан, осуществляющих экстремистскую деятельность посредством вышеуказанных ресурсов, экстремистским формированием».

— Складывается впечатление, что в материалах будут просто его посты в социальных сетях, которые на деле будут истрактованы как «вот организация массовых беспорядков», а «вот этот твит, значит, представляет собой угрозы национальной безопасности», а «вот этот пост в фейсбуке разжигает социальную рознь», — размышляет Виктория.

— Насколько я знаю, он отказался сотрудничать со следствием и не давал показания, — добавляет она.

В письмах из СИЗО блогер просит родителей заранее передать вещи, которые могут пригодиться в заключении. Он уверен, что срок будет серьезным, и готовит семью к долгой разлуке.

Виктория вспоминает, что какое-то время цензоры изымали из писем Эдуарду фотографии дочери, которые родители вкладывали в письма.

— Одно время эти фотографии исчезали, потом как-то их все огулом отдали ему. Какие-то были фокусы-покусы с перепиской, но сейчас наладилось, и письма ходят не то, чтобы часто, но регулярно, — рассказывает жена арестанта.

По словам Виктории, муж пишет, что нашел время на серьезное чтение, за которое не мог взяться на воле «из-за постоянного информационного шума в голове». Так, в СИЗО он прочитал монографию о Наполеоне и «Государя» Макиавелли .

Спустя пять лет после первого суда Виктория признает, что уже не боится приговора мужу.

— В этот раз больше спокойствия из-за того, что есть понимание, что происходит, что будет происходить дальше. Уже есть и набор действий понятный. Поменялось то, что в первый раз было очень тяжело и страшно от того, какой срок ему могут дать. Ему в первый раз грозило до пяти лет максимум, в этот раз ему грозит от пяти лет минимум. В этот раз не пугают сроки, которые ему этот суд может присудить, — говорит она.

Ещё 25 статей