«Война — и, значит, нечего тут нянчиться». Чехия вводит визовые ограничения против беларусов — а те пытаются уехать хоть куда
Анастасия Бойко|Антон Мардилович
«Война — и, значит, нечего тут нянчиться». Чехия вводит визовые ограничения против беларусов — а те пытаются уехать хоть куда

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

С 5 марта Чехия ограничила выдачу виз беларусам и россиянам в связи с началом полномасштабной войны в Украине. В начале июня чешский МИД внес на рассмотрение парламента поправки к Lex Ukrainе — пакету из трех законов о поддержке беженцев из Украины, принятому Палатой депутатов в конце мая. Согласно новым поправкам, граждане Беларуси и России не смогут получать чешские визы как минимум до конца марта 2023 года. Штаб Светланы Тихановской вел переговоры с чешскими властями, но добился лишь смягчения отдельных формулировок закона. «Медиазона» разбирается в предложенных ограничениях и других непреодолимых трудностях, с которыми сталкиваются беларусы при получении виз.

Что за закон принимают в Чехии и как на него повлиял визит Тихановской

10 июня — последний день рассмотрения в нижней палате парламента Чехии законопроекта, приостанавливающего выдачу новых виз и видов на жительство гражданам Беларуси и России. Министерство иностранных дел страны предложило установить такое ограничение до марта 2023 года и объяснило инициативу необходимостью «защитить внешнеполитические интересы Чехии» на фоне войны в Украине, которую «поддерживает Республика Беларусь».

Проект разрешает продлевать уже имеющиеся виды на жительство и получать визы для воссоединения семьи. Новые ограничения также не распространяются на случаи, когда «пребывание заявителя отвечает интересам Чешской Республики», если это подтверждено МИДом страны.

Еще в середине мая экс-кандидатка на пост президента Светлана Тихановская в видеообращении о ситуации с чешскими визами говорила, что ей и ее команде удалось «скорректировать стратегию Чехии в отношении беларусов и нашей страны». Для этого Тихановская встречалась с президентом страны, министром иностранных дел, премьер-министром, министром образования и министром внутренних дел.

— Президент и министр иностранных дел заверили меня, что из этого закона будет исключена Беларусь, а беларусы смогут рассчитывать на поддержку Чехии в вопросах миграции, — сказала Тихановская.

В ночь на 8 июня ее советник Франак Вечорко рассказал, что целью Тихановской и ее команды был не отзыв законопроекта, а смягчение его формулировок.

— Он был принят еще до того, как Светлана сюда приехала. В нем очень жестко прописано, что никаких виз больше выдаваться беларусам не будет. И когда мы ехали, мы уже знали, что этот закон будет принят. Нашей задачей было каким-то образом скорректировать этот закон, чтобы внести в него как можно больше исключений: например, исключение по воссоединению семьи, исключение для студентов, исключение по гуманитарным причинам, для активистов, журналистов, правозащитников, — перечислил он.

Как говорит Вечорко, команда Тихановской добилась выполнения части своих требований: в тексте самого закона нет слова «Беларусь», предусмотрены исключения по воссоединению семьи. Кроме того, в Чехии запустили программу выдачи гуманитарных виз для тех, кто уезжает из Беларуси и России по политическим причинам.

При этом, добавил советник Тихановской, чешская сторона учла не все их пожелания — в постановлении министерства иностранных дел, уточняющем закон, все же упомянута Беларусь, а визовых исключений для студентов нет.

— И сейчас ведется такой сложный процесс переговоров. Мы объясняем, почему нельзя изолировать студентов, и я думаю, что в ближайшие месяц-два мы эту проблему решим и студенты смогут приезжать в Чехию, — рассказал Вечорко.

Почему в Чехии так получилось

Законопроект о визовых ограничениях появился «довольно неожиданно» и, вероятно, по инициативе силовых структур, говорит редактор чешской газеты Hospodářské Noviny Ондржей Соукуп. Политикам «нужно показывать, что они чего-то делают, и запретить — это как бы самое простое», продолжает журналист. По его словам, на это «накладывались желания министерства внутренних дел» и, вероятно, спецслужб, которые признавали, что уже не справляются с проверкой огромного количества иммигрантов, прибывающих в страну — в том числе по студенческим визам.

— И, соответственно, давайте мы просто тупо отменим: «Война — и, значит, нечего тут нянчиться», — объясняет логику чешских властей Соукуп.

На деле чешские визы беларусам перестали выдавать намного раньше, напоминает он. После начала полномасштабной войны в Украине эта практика получила новое обоснование — но до появления законопроекта ограничения все равно выглядели временной мерой.

Когда проект вызвал протест гуманитарных организаций, а также беларуской и российской диаспор, правительство Чехии приняло программу «Гражданское общество», дающей гражданам обеих стран право претендовать на визу и ВНЖ в случае политического преследования на родине.

Но даже в этой программе заложено ограничение, отмечает Соукуп — годовая квота по ней составляет всего 500 человек на обе страны.

— Понимаете, 500 человек — это сколько получится в итоге? 150 человек, потому что если у людей семьи и они приедут втроем-вчетвером, то через пару месяцев это все иссякнет, — подсчитывает он.

При этом, говорит журналист, отношение к миграции из Беларуси и России в чешском обществе остается достаточно настороженным.

— Я просто буквально вчера в фейсбуке написал о том, что это идиотизм, — рассказывает он. — И тут же я получаю огромное количество комментариев: «Что ты хочешь? Чтобы путинские агенты тут засели? Это же все ватники» там, то-се. Ну то есть это все происходит вот на этом фоне. Потому что надо понимать, что в Чехии сейчас где-то в районе 300 000 украинских беженцев. То есть фактически любой чех с ними где-нибудь встретился — там, я не знаю, в трамвае, в магазине. И огромное количество людей помогает и так далее. Так что конечно же обстановка абсолютно не способствует, как бы это назвать, мелким нюансам.

Соукуп добавляет, с трехмесячными гуманитарными визами для преследуемых по политическим мотивам в Чехии тоже есть проблема — как правило, они не продлеваются, и страну беженцам все равно приходится покинуть.

— То есть, условно говоря, беларуский политический активист, который находится в Грузии, фактически может подать в чешское посольство в Тбилиси, и теоретически ему могут дать долгосрочную гуманитарную визу на три месяца, — объясняет журналист. — Они ему могут дать и сегодня. Но проблема была в том, что через три месяца чешская бюрократия никаких ВНЖ не выдавала. Тут была куча случаев, включая довольно известных людей типа [российского журналиста] Романа Анина из «Важных историй», который пожил пару месяцев в Праге, и понял, что никаких документов он в ближайшие полгода не получит. Не то чтобы он какой-то плохой и единичный случай — это просто тупо потому, что ничего сейчас не выдается. А то, что выдается — выдается с огромным опозданием. Так что он уехал куда-то там в Прибалтику и там все это получил.

На вопрос о положении беларуских студентов в стране Соукуп отвечает: хотя ситуация «довольно запутанная», чешские университеты относятся к учащимся «лояльно», а в МВД говорят, что учеба является основанием для продления ВНЖ.

— Там единственное, по-моему, Пражский технический университет сказал, что, наверно, нужно будет договориться с несколькими [студентами]. Там идет речь о двух-трех-четырех студентах, которые изучают какую-то там ядерную физику — в общем, какие-то предметы двойного применения. Они типа: «Извините, чуваки, ничего личного, но давайте мы вас переведем немножко в другую специализацию».

При этом новых студенческих виз в этом году Чехия скорее всего выдавать не будет, предполагает журналист.

На роль команды Тихановской в истории с законопроектом журналист смотрит со скепсисом и говорит, что политик приехала в Чехию, когда там «было нечего делать», а принятие закона «было определено изначально».

Куда беларусы вообще могут ездить, а куда — нет

Чехия — не первая страна, которая вводит визовые ограничения против граждан Беларуси. Ранее похожие решения приняли Эстония и Латвия.

24 февраля в связи с началом войны в Украине Литва ввела режим чрезвычайного положения. 11 марта власти страны дополнили постановление о ЧП пунктом о приостановке выдачи виз беларусам и россиянам. С тех пор страна продлевала режим чрезвычайного положения дважды.

В одном из беларуских визовых агентств «Медиазоне» рассказали, что сейчас беларусы могут получить визы во многие страны, но для любых целей поездки их открывают только Австрия, Венгрия, Греция, Германия, Бельгия, Нидерланды, Испания (при условии личной подачи документов в Москве), Италия, Словакия, Словения и Франция.

Дания, Литва, Латвия, Норвегия, Польша, Чехия, Финляндия, Эстония и Швеция ввели ограничения и сейчас открывают визы не для всех целей — в основном рабочие, а также визы для водителей-дальнобойщиков и для близких родственников своих граждан.

Самыми популярными направлениями в агентстве назвали Испанию, поскольку там проще всего получить туристическую визу, и Польшу, где многие беларусы оформляют рабочие, гуманитарные и учебные визы, «визы для айтишников» Business harbour и визы по карте поляка.

Насколько реально сейчас получить визу: рост цен, очереди, хакеры и туры в Москву

В визовом агентстве отмечают, что с конца февраля рабочая нагрузка на турагентов сильно выросла, а ажиотаж с тех пор так и не прошел. В конце месяца количество клиентов «выросло раз в пять», и, хотя позже поток желающих выехать из Беларуси пошел на убыль, на привычный довоенный уровень спрос и не вернулся. Сейчас, говорят в агентстве, «нагрузка выше раза в два» — на это влияет, в том числе, начало туристического сезона и снятие ковидных ограничений во многих странах.

Одновременно с этим выросли и цены, признают в агентстве — в связи с закрытием консульств и визовыми ограничениями.

Беларуска по имени Алла рассказала «Медиазоне», что пытается получить рабочую визу в Польшу уже около четырех месяцев, не прибегая к помощи агентств. Однако, говорит девушка, теперь посольство Польши перенаправляет запросы в визовый центр, зарегистрироваться напрямую в посольстве нельзя — а место в очереди в визовый центр можно занять только в среду после обеда. Зайти на сайт в это время невозможно — «выдает "ожидание"». Агентства дают места в очереди, но это дорого, объясняет Алла: 500 рублей без учета страховки и прочих наценок.

Сразу после начала войны кобринчанка Диана сперва подала документы на испанскую, а затем польскую национальную визу. Записаться в очередь в визовый центр у нее тоже не получилось из-за большой нагрузки на сайт — на протяжении марта и апреля попытки Дианы оставались безуспешными.

— Там я уже думала на любую бы просто — просто была бы возможность там загрузить страницу и вообще пробовать хоть на что то, хоть на какую-то [визу], — сокрушается она.

Услугами визовых агентств Диана не пользовалась: дорого. «Нам с мужем просто вывалить больше тысячи рублей, не имея никакой гарантии, что ты получишь визу, не хотелось бы», — объясняет она. По словам девушки, цены в агентствах росли очень быстро: от 100 рублей до 450 за несколько недель.

— Моего знакомого даже по рабочей визе смогли записать только спустя три недели, наверное — ну, за 500 рублей, естественно, — рассказывает она.

Сейчас Диана пытается найти работу в Польше, чтобы позже получить рабочую визу, и надеется, что «ажиотаж этот спадет».

Жительница одного из райцентров Брестской области Марина рассказывает, что вскоре после начала войны в Украине ее муж Федор смог трудоустроиться в Польше водителем-международником, однако оформить визу ему удалось только несколько дней назад — до этого супругам пришлось жить за счет родителей-пенсионеров.

— Весь март и апрель мы пробовали записаться на сайте визового центра. Но безрезультатно. По средам сайт визового центра вообще был недоступен. В другие дни — мест нет, — вспоминает Марина.

Не сумев записаться в общую очередь, Марина обратила внимание, что на сайте есть отдельная ссылка для водителей, занятых в международных перевозках. 20 апреля Федор заполнил анкету, и через месяц, когда Марина с мужем «потеряли уже всякую надежду», ему пришло письмо с датой подачи документов. Визу открыли с 6 июня.

— Водителям реально так записаться и не нужно платить деньги посредникам. Единственное, время ожидания — месяц, — говорит она.

Минчанке Маргарите повезло меньше: получить итальянскую шенгенскую визу категории C для поездки к матери у нее не получилось, хотя раньше она «постоянно без проблем их открывала». Это при том, что визой девушка озаботилась еще в начале мая: «Проблема в том, что все вообще даты заняты, нет свободных окошек до конца августа».

— Сначала я попыталась вообще сама, потому что я всегда записывалась сама без проблем. Поняла, что не получится, начала везде [в турагентствах] записываться, услышала цены по 500 рублей, по 400. Была немного в шоке, что это просто за запись, — говорит она.

Маргарите удалось найти вариант подешевле — за 300 рублей. В фирме обещали записать ее в итальянский визовый центр, а когда спустя месяц этого так и не произошло, клиентка забрала свои документы и деньги.

— Вчера я отнесла в другую организацию деньги. За 400 рублей обещают записать в итальянский визовый центр до середины июля, — говорит она.

В этой фирме Маргарите рассказали, что причиной очередей на сайте визового центра Италии могут быть «какие-то программисты», которые «находят лазейку в коде сайта, бронируют все это, а потом продают».

Пытаясь обойти очереди, беларусы осваивают «визовый туризм» в Москву. Однако недавно и этот способ попасть в Европу оказался скомпрометирован — автобус, принадлежавший центру визовых услуг viza5.by, застрял на границе России, поскольку местные пограничники отказались пропустить пассажиров без паспортов.

Как рассказывал тогда глава центра Артем Жадан, фирма начала возить клиентов в Москву около полутора месяцев назад, и проблем прежде не возникало — для выезда из России достаточно было нотариально заверенной копии паспорта. Но затем все погранпереходы в один день отказались принимать такие документы. В результате беларусов все же удалось вывезти домой, но фирма отказалась от идеи туров и больше не возит клиентов в Москву.

Ещё 25 статей