Обида, стыд, горечь, негодование. Беларусы пишут нелестные комментарии о милиционерах, а те отвечают уголовками — таких дел как минимум десятки
Михаил Полозняков
Обида, стыд, горечь, негодование. Беларусы пишут нелестные комментарии о милиционерах, а те отвечают уголовками — таких дел как минимум десятки
22 июня 2022, 12:16

Иллюстрация: Никола Нидвора / Медиазона

Одна из самых популярных статей УК, по которой судят оппозиционно настроенных беларусов, — об оскорблении представителя власти. Поводом чаще всего служат критические комментарии о чиновниках, судьях и силовиках в соцсетях. «Медиазона» собрала все известные приговоры за оскорбление милиционеров Андрея Комара и Игоря Вольнича — по всей видимости, рекордсменов среди потерпевших по подобным делам.

Участковый Комар — 10 приговоров, 50 в уме

В 2012 году бобруйчанин Андрей Комар устроился на работу в милицию инспектором ДПС, а спустя три года стал участковым Первомайского района города. Карьера Комара складывалась неплохо. В 2017 году ему вручили награду как одному из лучших сотрудников Могилевщины, а через год милиционер «лично раскрыл 10 преступлений» и получил переходящий почетный приз имени Федора Околиты.

Во время протестов 2020 года Комар и его коллеги внимательно следили за имиджем милиционеров в интернете и реагировали на негативные комментарии — их авторы в итоге становились фигурантами уголовных дел.

В мае 2020 года в Бобруйске задержали и арестовали на 10 суток нескольких человек. Задержавший их милиционер Андрей Комар в суде дал показания, согласно которым один из задержанных «сигналил и осуществлял выкрики».

В июле того же года активистка Ольга Карач опубликовала в «Одноклассниках» пост, посвященный милиционеру Комару и тому самому задержанию. На коллаже с его фотографией она написала: «Это я давал показания в суде, чтобы невиновных отправили на сутки».

Через несколько дней, вероятно, под этим же постом, гродненец Андрей Крысюк оставил комментарий про участкового. По сведениям правозащитного центра «Вясна», во время допроса Крысюк рассказал, что «написал комментарий на эмоциях, так как в комментариях других людей говорилось о том, что Комар на судах дает неправдивые показания». Что именно написал Андрей Крысюк о милиционере, неизвестно.

Спустя чуть более года, в августе 2021-го, суд Ленинского района Гродно приговорил Крысюка к 2 годам домашней химии по обвинению в оскорблении представителя власти (статья 369 УК) и обязал его заплатить 1 000 рублей морального вреда участковому Комару.

Такое же наказание за высказывания об Андрее Комаре получили гомельчанка Алеся Бахун, оставившая комментарий: «Ну и харя!», и житель Барановичей Дмитрий Бубенчик за комментарий: «Еще одна гнида Лукашизма».

К полутора годам домашней химии за оскорбление Комара приговорили грузчика из Минска Александра Мельникова, который под тем же постом оставил комментарий «Ряха что надо. Плюй — не промажешь». На этот процесс приехал и сам Комар. По его словам, он посмотрел больше ста комментариев к посту Ольги Карач и большинство из них «унижали его не только как человека, но и как милиционера».

— Во-первых, сейчас я нахожусь тут, хотя мог бы свободно заниматься своим основным занятием — работать или быть дома, — говорил Комар в суде. — Я приехал сюда и кроме того, что прочитал это неоднократно, вынужден слушать это еще раз. Во-вторых, я постоянно общаюсь с гражданами, и когда ты приходишь помочь людям, а у тебя за спиной идет разговор про то, что ты где сделал, как будто неприятно немного становится. Почему я должен это слушать и терпеть? За что? По всей республике это видели. Человек не знает меня, какой я в жизни и на работе — кто дает право кого-то оценивать? Кто-то худенький, кто-то плотненький.

50-летнюю минчанку Марину Снытко суд приговорил к 3 годам домашней химии за комментарий: «Ну и рожа!». Во время этого суда выяснилось, что всего Комар написал заявление на 50 человек.

3 года химии за комментарий о Комаре суд в Витебске назначил бывшему милиционеру Александру Железовскому. Под постом Ольги Карач он оставил запись: «У него на лбу написано: мразь конченая». 62-летняя жительница Климовичей Наталья Ковалёва оставила комментарий «по поводу внешности Комара» на странице в «Одноклассниках» пользователя Виктора Боброва. Суд приговорил ее к 1,5 годам домашней химии.

На данный момент известно о еще как минимум четырех приговорах по делам об оскорблении милиционера Комара.

Иллюстрация: Никола Нидвора / Медиазона

Сотрудник ДПС Вольнич — 19 приговоров и 1 870 комментариев

В 2019 году в Ганцевичский РОВД обратился местный житель Олег Волуевич, чтобы лично поблагодарить инспектора ДПС Игоря Вольнича «за добросовестное отношение к исполнению служебных обязанностей и оказанную помощь». Тот нашел виновника ДТП, который скрылся с места преступления.

Через год о Вольниче узнала вся Беларусь — кадр, на котором в июне 2020 года он при задержании местного жителя Виталия Цыбульки прижал ему голову коленом, быстро разлетелся по интернету. В комментариях его начали сравнивать с задержанием Джорджа Флойда в США.

Суд в Пинске приговорил местного жителя Дениса Стасевича к 2 годам домашней химии за комментарий: «Сука, герой!» под постом Ольги Карач о милиционере в «Одноклассниках». В суде обвиняемый объяснил, что написал комментарий, так как «поддался хайпу, а также в связи с событиями в США, где гражданина полицейский придушил коленом, и гражданин умер».

Бывший водолаз Николай Легкий написал об этой фотографии несколько комментариев в чате «Страны для Жизни». Суд посчитал их оскорбиительными по отношению к милиционеру и в июне 2021 года приговорил Легкого к 2 годам химии. К 2,5 годам суд приговорил 46-летнего витеблянина Александра Васейкина за «однословный оскорбительный комментарий» и гомельчанина Романа Скопцова за комментарий «Все люди как люди, этот — ***». В Жлобине суд вынес приговор машинисту Артему Барашко — 3 года домашней химии за комментарий: «П…р».

В Рогачеве суд назначил 2 года химии водителю-экспедитору Александру Кондорскому. Под постом Карач он оставил комментарий: «На кол». В суде выяснилось, что на тот момент под постом активистки было 1 870 комментариев. Выступивший по скайпу потерпевший Вольнич объяснил, что комментарий причинил ему «обиду, стыд, горечь, негодование». Несмотря на то, что по заключению лингвистической экспертизы в комментарии не было «элементов агрессии и призывов к насилию», суд вынес обвинительный приговор.

За оскорбление Вольнича суд в Витебске приговорил 50-летнего грузчика и бывшего сотрудника патрульно-постовой службы Александра Шматова к 2 годам химии. Сам он рассказывал, что во время срочной службы во внутренних войсках они с сослуживцами «также разгоняли демонстрации». Но действия Вольнича он «посчитал неправомерными», «поддался эмоциям» и написал комментарий на странице Ольги Карач под постом о сотруднике ДПС: «Таких недоносков везде хватает с лишним».

Другой осужденный за оскорбление милиционера, гомельчанин Сергей Захаренко, тоже служил во внутренних войсках: «Нас учили, как и что нужно делать. Поэтому я поставил под сомнение действия инспектора ДПС», — объяснял он в суде. Захаренко говорил, что позже пытался удалить комментарий, но уже не нашел его. Что именно он написал, неизвестно. Суд назначил ему 2 года химии.

За комментарий «Черт колхозный за звездочку мать родную придавил бы» пинчанина Александра Веренича приговорили к двум годам домашней химии, а жителя Речицы Александра Гладких — к 2 годам химии за комментарий: «Будь ты проклят и дети твои, выблядок».

У Александра Сафонова из Витебска получилось оскорбить и Андрея Комара, и Игоря Вольнича. О Вольниче он оставил комментарии со словами «г…он», «м…зи», «т…ри»; о Комаре — «ж…па», «очередной мус…нок», «пид…к». Суд приговорил Сафонова к 2,5 годам химии.

По обвинению в оскорблении Вольнича вынесли уже как минимум 19 приговоров. Андрей Комар и Игорь Вольнич — не единственные милиционеры, за комментарии о которых беларусы оказывались обвиняемыми по уголовным делам. Например, суды вынесли минимум восемь приговоров за оскорбление командира минского ОМОНа Дмитрия Балабы. Комментарии про милиционера из Гродно Владимира Козловского, который упал в толпе при задержании Сергея Тихановского, стали причиной для шести судебных решений.