«Призывали к протестам, к кровавому мятежу». Суд приговорил фигурантов «дела Автуховича» к срокам до 25 лет — главное о процессе
Антон Мардилович
«Призывали к протестам, к кровавому мятежу». Суд приговорил фигурантов «дела Автуховича» к срокам до 25 лет — главное о процессе
17 октября 2022, 16:05

Иллюстрация: Mari Msukanidze / Медиазона

Николая Автуховича и 11 его знакомых пять месяцев судили прямо в тюрьме №1 в Гродно. Это одно из самых громких террористических дел последних лет, о нем не раз высказывался лично Александр Лукашенко, которому Автухович предъявил «ультиматум» еще в 2019 году. По версии следствия, с помощью украинских спецслужб он создал вооруженную группировку для свержения власти в Беларуси. 12 подсудимым вменяли 12 статей УК, сегодня суд приговорил их к срокам от 2,5 и до 25 лет заключения. «Медиазона» изучила публично доступные показания подсудимых и рассказывает, в чем их обвиняли — от закапывания ноутбука в лесу до участия в терактах против силовиков.

О задержании Николая Автуховича — активиста из Волковыска, получившего первый срок еще в 2005 году — и еще семерых человек стало известно 8 декабря 2020 года. Государственное Агентство телевизионных новостей утверждало, что в Волковсыске тот поджег дом и автомобиль сотрудника РОВД, а в Гродно подорвал тротилом машину омоновца. В сюжете упоминалось найденное оружие: ручные гранаты, автоматическая винтовка, пистолет и патроны.

Подробнее о деле госпропаганда рассказала через несколько месяцев, когда ОНТ выпустил фильм «Тротил протеста». Из него стало понятней, что, по мнению следствия, совершили остальные обвиняемые (их к этому моменту было уже двенадцать): помогали с поджогами, давали Автуховичу кров надо головой, вели его соцсети и нелегально провозили в Украину.

Суд над «группой Автуховича» начался 18 мая. В деле более 65 томов. На скамье подсудимых 12 человек, еще один — Артур Попок — находится в розыске. Обвиняемых держат в четырех клетках, две из них — одиночные. Они предназначены для двух «особо опасных» преступников: самого Николая Автуховича и его знакомой Любови Резанович.

За пять месяцев суда обвиняемые успели заявить о давлении на них со стороны администрации СИЗО, многократно отсидеть «сутки» в карцере и провести несколько голодовок.

Процесс формально проходил в открытом режиме, но независимых журналистов в зале нет — так что почти вся информация поступает от государственных СМИ. «Медиазона» изучила их публикации, чтобы составить представление о происходившем в суде и о том, что говорят представители обвинения и сами подсудимые.

Николай Автухович — создал преступную организацию, привозил оружие, устраивал теракты

Версия обвинения. «Призывали к протестам, кровавому мятежу»

По версии обвинения, переданной сотрудницей «СБ. Беларусь сегодня» Людмилой Гладкой, в 2019 году Николай Автухович объявил о создании народного движения «ДаВолi!» и завел одноименный телеграм-канал, которым управлял вместе с Ольгой Майоровой. Там они «публиковали экстремистские материалы, призывали к протестам, кровавому мятежу, выкладывали информацию по исполнению терактов».

В 2019 году Автухович объявил Лукашенко ультиматум, потребовав от него уйти в отставку, освободить политзаключенных и вернуть незаконно вывезенные из страны средства. После этого, говорит обвинение, Автухович начал искать сообщников для захвата власти в стране — одних он подбирал среди людей, которым помогал как правозащитник, а других «покупал» для диверсий на железной дороге.

В начале ноября 2020 года вместе со своим другом Артуром Попком — единственным из обвиняемых, кто до сих пор находится розыске — Автухович приобрел в Украине оружие и взрывчатку. В этом ему помогли экс-командир украинского батальона «Донбасс» Семен Семенченко и участник боевых действий в Донбассе Дмитрий Полойко.

В «Тротиле протеста» утверждается, что приобретенный арсенал Автухович спрятал в четырех схронах на территории Беларуси. Один из тайников был возле водохранилища Вяча в Логойском районе, там нашли пистолеты, патроны, гранаты со взрывателями, электродетонаторы и тротил.

Согласно версии обвинения, Полойко при помощи Семенченко руководил как минимум одной «вооруженной организованной группой», созданной «по инициативе и при содействии» Главного управления разведки Украины. Целью этой группировки была помощь Автуховичу и его сообщникам в силовом захвате власти в Беларуси — при этом якобы не исключалось убийство Александра Лукашенко.

Как пишет Гладкая со ссылкой на текст обвинения, Автухович и Попок стали работать на ГУР, а «группа Автуховича» вошла в состав некой «международной преступной организации». По заданию спецслужбы активист из Волковыска «собирал сведения о силовиках, госуправленцах, готовил теракты», а также собирал данные «о военнослужащих России для их похищения и получения от них информации о задачах, планах, расположении российских войск в Беларуси». Кроме того, он обучал «боевое крыло группировки» стрельбе и изготовлению взрывчатки в специально подготовленных центрах, в том числе за границей.

Иллюстрация: Mari Msukanidze / Медиазона

За месяц до поездки в Украину за оружием, настаивает обвинение, Автухович совершил поджог автомобиля и строящегося дома, принадлежавших инспектору волковысского РОВД Виктору Лутченко. В суде он предъявил обвиняемым иски на сумму в 69 400 рублей.

А вернувших из Украины, ночью 20 ноября 2020 года он при помощи самодельного устройства подорвал автомобиль командира гродненского ОМОНа Олега Седача — и заснял это на мобильный телефон. Силовик оценил причиненный ему ущерб в 24 400 рублей.

Пострадавшим от взрыва машины в суде признали и соседа Седача — учителя музыки Анатолия Ковалевича, машина которого находилась рядом с автомобилем омоновца. Торопясь спасти свое имущество от пожара, Ковалевич споткнулся и порвал сухожилия в левой ноге — именно поэтому он предъявил подсудимым иск на 41 700 рублей.

Что говорил в суде. «Все было по науке»

Как сообщал корреспондент «Белты», в суде Николай Автухович не признал свою вину, а про других подсудимых сказал: «Они виноваты лишь в том, что были со мной знакомы».

«Понимаю, что решение по мне уже принято на уровне Лукашенко, — передает слова Автуховича "СБ". — Понятно, что весь этот сценарий был спродюсирован КГБ. Но все равно не понимаю, на что рассчитывали следователи, когда думали, что все эти 11 человек побоятся сказать, как все было на самом деле».

Он не согласился с формулировками следствия о «радикальности» своих действий. Автухович добавил, что у него действительно был план по отстранению Лукашенко от власти, но это должно было произойти без кровопролития — с помощью масштабной акции протеста с максимально возможным количеством участников. Такую акцию он назвал «белорусским Майданом».

Как передавала «Белта», в суде Автухович рассказал, что в середине июля 2020 года зарубежные соратники сообщили о появлении некоего спонсора, который может его поддержать. Для незаконного пересечения украинской границы он связался с Виктором Снегуром, который пообещал помочь в этом. В итоге он пересек границу вместе со Снегуром и Артуром Попком.

О своем визите в Украину Автухович, по его словам, не сообщал Полойко и Семенченко, поскольку не хотел сотрудничать с ними. Никто из тех, с кем он связывался в Украине, по словам подсудимого, не имеет отношения к спецслужбам.

«Не могу понять, как спецслужбы Украины помогали мне покупать на "черных рынках" оружие. Это бред какой-то. Если бы у меня действительно были такие связи, то оружие я бы приобретал явно другим способом. Это какая-то невероятная выдумка», — передавала его слова «Гродненская правда».

В Украине «спонсор» не ответил на телефонные звонки, поэтому Автухович был вынужден все же обратиться к Семенченко и Полойко, передает «СБ» его рассказ. Те когда-то обещали, что «могут оказать помощь белорусам — создать специальные лагеря по подготовке людей». Автухович подчеркнул, что не хотел иметь с ними дел, поскольку подозревал их в некомпетентности в «диверсионно-разведывательной работе». И на встрече якобы говорил только о создании некоего видеоролика.

Как пишет «Гродненская правда», Автухович сказал, что вернулся в Беларусь при помощи Снегура, но оружие переправил другим способом.

Выступая в суде, Автухович упомянул несколько подготовленных им планов смены власти: один из них, «Площадь», предусматривал «четкую организацию и распределение ролей»: «На каждом мероприятии должны были находиться люди, отвечающие за свои участки, из групп бывших военных и сотрудников МВД. Все было по науке. Я и мои соратники владели информацией об отставных сотрудниках силовых структур. Подробности я озвучивать не буду, он еще может сработать».

Второй план, «Народный трибунал», предусматривал «меры воздействия» на «провинившихся» силовиков. На вопрос прокурора о третьем плане под названием «Партизанское движение» Автухович отказался отвечать.

Свой визит к семье священника Сергея Резановича — как писала «Гродненская правда», Автуховича задержали в их доме в Бресте, там нашли и его оружие — он объяснил желанием «побыть с близкими и родными людьми», которых «больше может не увидеть». «Других целей у меня не было. Никто ничего из них не знал, никакого оружия я им не показывал», — подчеркнул подсудимый.

По словам Автуховича, вся семья Резановичей после ареста оговорила себя под пытками и психологическим давлением. Он упомянул, что во время следствия его самого на семь месяцев «поселили в камеру, которая называлась "морозильником"».

«Нас было там два человека, а на решетках был лед, — вспоминал Автухович. — Там я прожил семь месяцев, и только благодаря вмешательству адвоката меня переселили в лучшие условия. Я уже плююсь легкими».

11 июля из-за плохих условий содержания Автухович объявил сухую голодовку, о завершении которой рассказал 1 августа. Причиной голодовки он назвал то, что в СИЗО ему перестали доставлять корреспонденцию даже от матери.

Семья Резановичей — хранили оружие и обсуждали с Автуховичем захват власти

Священника Сергея Резановича, давнего знакомого Автуховича, обвинение считает участником его преступной организации, хранившим дома оружие. Всего ему вменяют три статьи УК — священник признает вину только в хранении оружия. Его жена Любовь Резанович, по версии обвинения, помогала собирать информацию о силовиках, которые могли бы стать жертвами терактов. Ей вменяют четыре статьи УК. Вину не признает.

Их младшего сына Павла Резановича, работавшего в отделе принудительного исполнения в Бресте, обвиняют в использовании баз данных МВД для подготовки терактов. Ему вменяют четыре статьи УК. Вину признал частично.

Сергей Резанович. Слушал разговоры о необходимости «партизанить» и покушении на Лукашенко

Согласно показаниям священника Сергея Резановича, переданным «Гродненской правдой», семья познакомилась с Автуховичем много лет назад, когда Сергею и его жене Любови посоветовали обратиться к предпринимателю за помощью по вопросам бизнеса. С тех пор Автухович периодически навещал семью в Бресте и оставался в гостях.

В последний раз он приехал в ноябре 2020 года. На этот раз с Автуховичем была его мать, а также обвиняемая по тому же делу Ирина Горячкина. Еще одна обвиняемая, Ирина Мельхер, одновременно с ними гостила у Резановичей.

Спустя некоторое время после приезда гостя Сергей Резанович увидел среди его личных вещей патроны, гранаты, тротиловые шашки, бронежилеты, рации и ствол автоматической винтовки. «СБ» писала, что в доме также хранились четыре пятилитровых бутылки с зажигательной смесью и пиротехническими устройствами, которые Автухович, по версии обвинения, собирался использовать против силовиков, подавлявших протесты в Бресте.

На вопрос прокурора о том, почему Резанович не сообщил об увиденном в правоохранительные органы, священник ответил, что опасался за безопасность своей семьи и имущества — они могли пострадать, если бы силовики ворвались в дом. Как пишет «СБ» со ссылкой на показания Резановича из материалов дела, гость рассказывал ему о своих планах при помощи некой группы людей захватить административное здание, чтобы сменить закрепленный на нем государственный флаг на бело-красно-белый. Кроме того, он говорил о необходимости «партизанить» и упоминал о подготовке покушения на Александра Лукашенко.

«Что с целью свержения действующей власти необходимо совершить подрыв борта самолета №1 во время взлета или посадки. Для этой цели надо использовать ракету, как я понял, ручной гранатомет. Он пояснил, что для этого нужен специально обученный человек, который умеет пользоваться подобным оружием. Также Автухович рассказал, что ракета стоит дорого, но какой-то представитель из Америки пообещал финансовую помощь», — говорится в показаниях Резановича, переданных государственной газетой.

Автухович, по словам священника, просил свозить его «к какому-то дому из белого кирпича» в Бресте, а там начал фотографировать дом на свою любительскую камеру.

Иллюстрация: Mari Msukanidze / Медиазона

Как пояснял в суде Резанович, в диалогах с гостем он выступал за мирное разрешение политического кризиса, но тот его не слушал. «СБ» приводит смс-переписку Резановича с абонентом «Зевс», в которой священник говорит, что «готов умереть за свой народ и свою страну» и «взять в руки сами понимаете что». В суде Резанович подтвердил, что действительно писал такие сообщения, но считает их «бредом», написанным в нетрезвом состоянии.

Любовь Резанович. «Виновата лишь в том, что пустила в свой дом»

Его супруга Любовь Резанович, по версии обвинения, вступила в «преступную группировку Автуховича», призывала бойкотировать результаты президентских выборов, не только помогала собирать информацию о силовиках, против которых планировались теракты, но и распространяла их личные данные для запугивания. Кроме того, она предоставила Автуховичу кров и место для хранения оружия.

Сама Резанович в суде сказала, что «виновата лишь в том, что пустила пожить в свой дом Николая Автуховича», а также в том, что спрятала в лесу его ноутбук — на нем, как объяснила гостившая в доме Ирина Горячкина, хранилась «важная информация». После задержания Резанович все-таки показала милиции, где его закопала. По словам подсудимой, она относилась к Автуховичу как к хорошему знакомому и ничего не знала о его планах — только «слышала от Николая, что он не признает власть в нашей стране».

В ответ на обвинение в сборе информации о силовиках Резанович сказала, что не занималась бы этим «даже если бы мне предложили миллион долларов». «Я уважаю сотрудников милиции, они не раз помогали нашей семье, когда сын Артем, инвалид с детства, самовольно уезжал из дома в неизвестном направлении. Сотрудники правоохранительных органов помогали нам найти сына и вернуть домой», — подчеркнула она.

Любовь Резанович добавила, что Автухович сам подписал ее с мужем на свой телеграм-канал «ДаВолi!». Отписываться от него она не стала, поскольку «решила, пусть на всякий случай будет».

Во время заседаний женщину держат в узкой одиночной клетке. Как объяснялось в одном из сюжетов ОНТ, Резанович поместили туда «из-за эмоционально нестабильного состояния» и опасений, что она якобы может навредить Автуховичу. В «Тротиле протеста» есть запись очной ставки между ними: Любовь рыдает и спрашивает друга, зачем он привез «все это» в ее дом: «Ответьте, пожалуйста. Ответьте, как мне жить на этом свете? За что я должна страдать?».

В суде Резанович снова обратилась к Автуховичу, на этот раз более развернуто. Она сказала, что хочет, чтобы «весь мир узнал» о «непорядочном поступке» по отношению к ее семье, заверила, что никогда никому не причиняла вреда и попросила у суда прощения за «потраченное время на нас, на наше разбирательство».

Павел Резанович. «Для меня это сумасшествие какое-то»

Сын Любови и Сергея выступать в суде отказался, пишет «Гродненская правда». Павел Резанович отвечал только на вопросы о показаниях, записанных во время следствия.

По версии обвинения, работая в отделе принудительного исполнения Московского района Бреста, Резанович «получал из информационных ресурсов МВД» данные о силовиках и вместе с Автуховичем готовил теракты.

В протоколах допросов на следствии говорится, что он передал информацию только один раз, а о планах Автуховича ничего не знал — как и об оружии, хранящемся у него дома: «Для меня это сумасшествие какое-то».

При этом, как утверждает «СБ», в материалах дела есть допрос Резановича, в котором сказано, что 30 ноября он получил от Автуховича СМС с просьбой «узнать, на какой машине ездит человек с такой-то фамилией». По открытым источникам Резанович понял, что речь идет о замначальника Ленинского РОВД Бреста, но просьбу выполнить не успел — уже на следующий день самого задержали. Помимо этого, рассказал он на очной ставке, Автухович просил его проверить, не находятся ли в розыске анархисты Игорь Олиневич и Николай Дедок, а также его знакомый Артур Попок.

В суде прослушали запись их телефонного разговора с Автуховичем, по время которого последний говорил о необходимости вооружаться, «распределять обязанности» и проводить «стерилизацию власти».

«А когда эти 10-20 случаев по всей Беларуси пройдут, когда погорят машины, дачи, дома, когда некоторым прострелят коленки за их наглость, они будут знать, что шутить не надо. Когда мы будем ездить по Беларуси уже колоннами с оружием, тогда нас никто трогать не будет. Вот это уже близко будет к тому, что мы идем на революцию», — передает содержание разговора «СБ».

Инструкции к действиям, говорил тогда, как утверждается, Автухович, будут размещены в его телеграм-канале, потому на него следует подписываться и рассылать своим знакомым.

Сам Резанович в суде сказал, что не придавал этим словам никакого значения. Он подписывался на канал дважды, но практически сразу отписывался, потому что содержание показалось ему неинтересным.

Павел Сава — помогал совершать теракты

Знакомый Автуховича Павел Сава, считает обвинение, помогал ему в поджогах и подрывах автомобилей и домов милиционеров. Ему вменяют две статьи УК. Вину он признал.

«Положил бутылку под щетку и кинул спичку охотничью»

В выпущенном в конце 2020 года сюжете АТН утверждалось, что Сава караулил улицу, пока Автухович закладывал взрывчатку под автомобиль омоновца в Гродно, а также участвовал в поджоге автомобиля милиционера из Волковыска.

«Автухович вылил на лобовое стекло, — говорил он на камеру. — Положил бутылку под щетку и — я просто не ожидал — кинул спичку охотничью. Пламя так вспыхнуло, я боялся, что даже обжегся».

Кроме того, как писало АТН, Автуховича и Саву обвиняли в доставке тротила из Украины: «14 штук, из которых 9 штук — типоразмера "200", 5 штук — типоразмера "400"». Когда Сава ездил туда, не уточняется.

В суде Сава отказался давать показания, объяснив это тем, что все уже сказал на следствии. Как сообщила «Гродненская правда», когда суд огласил эти показания, выяснилось, что в них он полностью признал вину.

Владимир Гундарь — искал оружие в Украине

Еще один знакомый Автуховича, Владимир Гундарь, обвиняется в том, чтоучаствовал в «создании преступной группировки», а также помогал в поисках оружия в Украине. Его обвиняют по двум статьям УК. Вину не признает.

«Располагал связями среди радикально националистически настроенных лиц Украины»

Следствие утверждает, что Гундарь ездил в Украину и встречался там с Автуховичем, Полойко и Семенченко «по вопросам слияния созданных ими бандитских формирований в одну международную преступную группировку».

Позицию обвинения передает «Гродненская правда»: Гундарь «располагал связями среди радикально националистически настроенных лиц на территории Украины», а потому и мог помочь с этим «слиянием», а также с поиском оружия и боеприпасов для группы. Целью его действий был захват власти в Беларуси.

В фильме ОНТ утверждалось, что 28 октября 2020 года Автухович обсуждал с Гундарем в мессенджере возможность приобретения оружия при помощи Семена Семенченко.

В суде Гундарь не признал вину, сказав, что никогда не получал никаких указаний от Автуховича, не занимался поиском оружия и слиянием каких-либо группировок. Как передает «СБ», он также рассказал, что его избивали при задержании в конце декабря 2020-го.

«Ко мне в жилище явились сотрудники КГБ, которые сразу отнеслись ко мне как к террористу, требовали признания в преступлениях, — вспоминал Гундарь. — Потом меня били люди в гражданской одежде. После каждого отрицательного ответа на требование признать себя последователем и сообщником Автуховича меня били по голове. Постоянно спрашивали: "Зачем тебе тратить время, рисковать жизнью своей семьи за какого-то Автуховича, который уже давно дает показания?"».

С конца июля по начало августа Гундарь держал 11-дневную сухую голодовку в карцере — в знак протеста против принудительного раздевания перед заседаниями суда: конвоиры заносили в зал в одних трусах, чтобы он «в одежде не спрятал чего-нибудь острого и не совершил членовредительства».

Как объясняла «Медиазоне» жена обвиняемого, изначально Гундарь боялся, что рентген, которым просвечивают обвиняемых перед судом, негативно влияет на здоровье, и просил разрешить ему не надевать одежду сразу после проверки. Тогда его одели силой. На следующий раз Гундарь пригрозил вскрыть себе вены, если конвоиры сделают это снова — и тогда ему просто не стали выдавать одежду обратно.

Галина Дербыш — спланировала подрыв машины омоновца

Пенсионерка Галина Дербыш, считает обвинение, помогла Автуховичу планировать подрыв машины омоновца Олега Седача в Гродно. Ей вменяют три статьи УК. Вину не признала.

«Запугивание» путем поджогов, подрывов и телефонных звонков

По версии обвинения, опубликованной «СБ», Галина Дербыш «призывала к насильственному захвату государственной власти, собирала данные правоохранительных органов, информацию о наличии транспортных средств недвижимого имущества» для запугивания силовиков посредством поджогов, подрывов и телефонных звонков.

Именно по ее наводке, считает следствие, Автухович и Сава взорвали автомобиль омоновца Олега Седача в Гродно. В фильме ОНТ рассказывалось, что изначально Автухович хотел заложить взрывчатку в его дом в Обуховичах, но не смог этого сделать, потому что ему помешала собака. Тогда он сменил план и 20 ноября подорвал его автомобиль Škoda.

Обвинение считает, что Дербыш вместе с дочерью сымитировала поломку своей машины, чтобы сфотографировать дом силовика перед планировавшимся подрывом а потом искала информацию о нем в интернете. Перед совершением преступления она якобы встречалась у себя дома с Автуховичем и его подельниками и позволяла им хранить у себя оружие и взрывчатку.

Как передавала «Гродненская правда», в суде Дербыш рассказала, что познакомилась с Автуховичем по переписке в соцсетях. 19 ноября 2020 года он сказал, что будет в Гродно, и попросил приютить его на ночь. Приехал не один, а с двумя незнакомыми ей мужчинами. О взрыве автомобиля милиционера в Гродно, произошедшем в ту ночь, пенсионерка, по ее словам, узнала на следующий день от младшей дочери, и не придала этому событию значения. Что той ночью делали Автухович и двое незнакомцев, она не знает.

Виктор Снегур — возил Автуховича и его оружие через границу

Давний знакомый Автуховича, как считает обвинение, помогал ему нелегально пересекать границу и провозить оружие. Его обвиняют по четырем статьям УК. По информации «Вясны», вину Снегур признал частично — при этом «СБ» писала, что он заключил досудебное соглашение со следствием. 

«Мы стали рассуждать, что надо организовать сопротивление»

Жителя приграничного Лельчицкого района Виктора Снегура, как пишет «Гродненская правда», обвиняют в организации «незаконных коридоров для перевозки из Украины боеприпасов и взрывчатых веществ». Именно благодаря ему Автухович мог возможность въезжать в Украину и добывать там оружие и компоненты для взрывных устройств.

В фильме ОНТ утверждается, что Снегур познакомился с Автуховичем «в местах заключения» — и потом возил того и Артура Попка в Украину на своей машине.

В суде обвиняемый рассказал, что действительно помог своему давнему знакомому пересечь границу в обе стороны и пообещал помочь с этим и в следующий раз. Из опубликованных «СБ» показаний Снегура выходит, что он допускал, что целью поездки в Украину может быть покупка вооружения: «В переписке есть: он говорит, что все нормально, "собираем металлолом". Я подумал: возможно, оружие».

Иллюстрация: Mari Msukanidze / Медиазона

Снегур, по его словам, обсуждал с Автуховичем и создание «отрядов сопротивления»: «Когда начала возрастать вероятность внешней агрессии, поглощения нашего государства Россией, мы стали рассуждать, что надо организовать сопротивление… Речь шла о создании групп, которые будут оказывать сопротивление возможным провокациям. Какие методы? Вплоть до силовых, вплоть до применения оружия».

Он говорил, что писал Автуховичу о своем знакомом в Украине, «который имеет к этому отношение, к оружию», и даже бсуждал возможность использования беспилотников.

«Ну, просто разговаривали на эту тему», — уточнил он.

Ольга Майорова — вела телеграм-канал Автуховича

Ольга Майорова, считает обвинение, модерировала телеграм-канал «ДаВолi!» — там публиковали призывы к захвату власти и способствовали «сформированию негативного отношения» к силовикам. Майоровой вменяют пять статей УК. Вину не признает.

Придумала название «ДаВолi!» и просила подержать пистолет

Выступая в суде, Майорова сказала, что никогда не стремилась к свержению власти насильственным путем, а канал «ДаВолi!» вела по своей инициативе — и сама придумала это название. Никаких совместных планов и интересов, помимо ведения канала, у нее с Автуховичем не было.

В «Тротиле протеста» есть кадры, где Майорова рассказывает следователям, что Автухович во время одного из визитов показывал ей пистолет, из которого она даже попросила разрешения пострелять. В суде она уточнила, что пистолет, по ее мнению, был не огнестрельным, а пневматическим, потому что казался «очень легким».

Ирина Горячкина — помогла спрятать ноутбук Автуховича

Как настаивает обвинение, Ирина Горячкина после задержания приятеля помогла ему скрыть средство совершения преступления (то есть его ноутбук). Ей вменяют две статьи УК. Вину признала.

«Смела все с тумбочки в рюкзак»

Ирина Горячкина из Волковыска знакома с Николаем Автуховичем около восьми лет. В суде, как передавала «Гродненская правда», свои отношения с ним она назвала «исключительно личными», а самого подсудимого — «очень дорогим человеком».

По словам Горячкиной, в ноябре 2020-го она съездила вместе с ним в Брест в гости к семье Резановичей — в это время у нее как раз был отпуск. Там она познакомилась и с другой обвиняемой Ириной Мельхер.

Уже дома у семьи священника Горячкина увидела оружие Автуховича. На ее вопрос «Что это?», тот ответил только, что его «живым не возьмут». Больше вопросов Горячкина не задавала, но позже несколько раз хотела уехать из Бреста. На уточнение прокурора о том, почему Ирина не сообщила об увиденном милиции, та повторила, что Автухович ей дорог как человек.

Горячкина говорила, что узнавшая о его задержании Любовь Резанович спросила, есть ли в доме «что-то запрещенное». В ответ Горячкина «смела все с тумбочки в рюкзак», в том числе и ноутбук, и передала эти вещи Резанович. А та, по версии следствия, спрятала ноутбук в лесу.

Семья Мельхер — цели для терактов и участие в протестном «хороводе»

Ирина Мельхер, подруга семьи Резановичей, по версии обвинения, предложила Автуховичу совершить теракт против нескольких милиционеров, назвав ему их имена, а также участвовала в протестном «хороводе» в Бресте 13 сентября 2020 года. Ей вменяют четыре статьи УК. Мельхер признала вину в участии в протестах, но не в помощи Автуховичу.

Ее сыну Антону Мельхеру тоже вменяют участие в протестном «хороводе» в Бресте — как и сотне других местных жителей. Статья обвинения у него всего одна — грубое нарушение порядка (часть 1 статьи 342 УК). Вину он признал.

Ирина Мельхер. Отдала свою сим-карту Автуховичу

По сообщению «Гродненской правды», в суде Мельхер сказала, что не имеет никакого отношения к планам Автуховича. Они познакомились 15 лет назад во время визита к Резановичам и с тех пор общались во время встреч у священника.

За исключением нескольких случаев: однажды Автухович заглянул к ней в квартиру в Бресте и спросил, где лучше снимать жилье в городе, а после этого прошелся по городу с ее сыном Антоном. Летом 2020 года Автухович также попросил Мельхер зарегистрировать сим-карту на свое имя и отдать ему, что она и сделала без вопросов.

Антон Мельхер. Непонятно, при чем тут Автухович

В суде Мельхер сказал, что сожалеет о своем участии в протестном хороводе и извинился за это.

Какое отношение он имеет к преступлениям, вменяемым «группе Автуховича», и почему его судят вместе с остальными обвиняемыми — неизвестно.

В начале сентября дочь Автуховича Катерина сообщила, что Мельхера перевели под домашний арест. При этом сам он попросился обратно в СИЗО — новые условия показались ему хуже прежних: в «интернате», куда его поселили, нельзя открывать окна, нет постельных принадлежностей, посуды и дверей, а из комнаты напротив за ним наблюдают силовики.

Ещё 25 статей