Может ли Беларусь вступить в войну? Рассуждают три эксперта — беларуский, украинский и польский
Михаил Полозняков
Может ли Беларусь вступить в войну? Рассуждают три эксперта — беларуский, украинский и польский
12 декабря 2022, 14:25

Сергей Шойгу и Виктор Хренин на встрече с Александром Лукашенко (слева направо), Минск, 3 февраля 2022 г. Фото: Maxim Guchek / AP

Военный аналитик, президент польской исследовательской компании Rochan Consulting Конрад Музыка, содиректор программ внешней политики и международной безопасности украинского Центра Разумкова Алексей Мельник и независимый военный эксперт Александр Алесин по просьбе «Медиазоны» взвешивают шансы того, что Беларусь в ближайшее время вступит в войну против Украины на стороне России.

Pro. Конрад Музыка обращает внимание, что, во-первых, беларуская армия не прекращает тренировок с апреля-мая 2021 года. По его словам, интенсивность подготовки сейчас достигла максимума с момента провозглашения Беларуси независимым государством в 1991 году. Беларуская армия проводит совместные учения с российской, тем самым улучшается взаимодействие подразделений.

Во-вторых, по данным эксперта, Беларусь сейчас проверяет все системы, функционирование которых может оказаться критичным в случае войны — от логистики до почты.

«[Беларусь] проверяет свою мобилизационную систему и проверяет точность данных тех, кто подлежит мобилизации. Они говорят, что это обычная практика, но, если вы посмотрите на контекст, то это не так», — уверен Музыка.

Contra. Военный эксперт Александр Алесин уверен, что сама по себе перепись запасников не доказывает, что Беларусь готовится воевать. Массовая сверка учетных записей призывников должна проводиться регулярно, а то, что ее не было — это «косяк беларуской военной системы», уверен Алесин.

«К чему он приведет, показывает опыт РФ — когда косых, хромых и безногих призывали, повестки рассылали. Поэтому Лукашенко хотел бы определиться с призывным ресурсом, который есть в Беларуси. По здоровью, по социальному статусу. На случай, если действительно понадобится воевать», — рассуждает эксперт.

Pro. Конрад Музыка обращает внимание, что, по его сведениям, беларуские военные изменили расположение тактических номеров на своих машинах в соответствии со стандартами российской армии.

Музыка отмечает и изменения в публичной риторике Минска

«Изначально Лукашенко и вся verhushka говорили о том, что Беларусь может быть посредником в установлении мира, что война должна закончиться и бла-бла-бла. Но теперь они говорят, что в случае провокаций со стороны Украины Беларусь ответит военным путем», — говорит эксперт, добавляя, что никаких «провокаций» со стороны Украины ждать не стоит.

Музыка допускает, что Беларусь может попытаться провести «операцию под фальшивым флагом», но считает такой сценарий маловероятным.

Contra. По словам Алесина, сейчас план наступления с территории Беларуси поддерживает только немногочисленная группа военных и экспертов, «бывшие генералы, старшие офицеры», которые говорят, что «хорошо бы ударить с Беларуси по западной Украине» и перерезать поставки вооружения с Запада.

«Но, если взвесить все за и против, то я думаю, что против более весомо», — уверен Алесин.

Pro. По словам Алексея Мельника, при оценке вероятности нападения или провокаций на границе военные эксперты должны обратить внимание на несколько признаков, в частности — интенсивные маневры, сосредоточение техники, развертывание полевых госпиталей, повышенная активность или, напротив, необычное затишье в радиоэфире.

«Если исходить из того, что пишет учебник, то в Беларуси все подготовлено. Можно расценивать это так, что существует вероятность вторжения», — уверен Мельник.

Contra. Однако украинский эксперт отмечает и другие факторы — настроения беларуского общества, моральное состояние армии, готовность или неготовность военных выполнять приказы, оценка выгод и рисков, с которыми связано вступление в войну для политической верхушки.

«Если по первому набору признаков можно сделать вывод о потенциальной готовности Беларуси к вторжению, то по второму, более широкому, скорее всего, сейчас есть такой консенсус, что в данный момент или в ближайшей перспективе вероятность остается достаточно низкой», — говорит Мельник.

Важным аргументом против того, что Беларусь вступит в войну, Конрад Музыка называет масштаб учений: по его оценке, все маневры, которые Беларусь проводила с середины 2021 года, были «очень небольшими».

«[Беларусь] никогда самостоятельно не проводила никаких крупномасштабных военных учений, в которых участвовали бы крупные соединения, такие, как целая артиллерийская или механизированная бригада», — знает Музыка.

Кроме того, продолжает он, Беларусь сейчас «не мобилизована»: по его оценкам, механизированные бригады укомплектованы только на 40-50%. Чтобы отправить армию в бой, необходимо провести мобилизацию, а этого Беларусь так и не сделала.

«На нынешнем этапе беларуские вооруженные силы не способны вступить в войну. Им необходимо мобилизовать не менее 15-20 тысяч человек», — говорит Музыка.

С ним согласен и Александр Алесин. По его словам, численность беларуских вооруженных сил около 45 тысяч человек, из них только 11 тысяч — это боевые части, которые могут участвовать в операции. Эксперт замечает, что при этом протяженность границы с «недружественными странами Балтии, Польшей и Украиной» составляет 2 500 км.

«Учитывая, что Запад-Северо-Запад — это границы со странами НАТО, то, конечно, она должна быть обязательно прикрыта. Растянуть 11 тысяч человек на такую границу даже для защиты проблематично», — подсчитывает Алесин.

«Ну сколько может выделить беларуская армия из своих 11 тысяч на направление главного удара? Ну? Смешные цифры на фоне 300 тысяч российских запасников», — говорит эксперт.

Кроме того, Алесин не видит политических выгод от вступления в войну для действующей власти. По его мнению, Александру Лукашенко «гораздо интереснее находиться сбоку» и оказывать помощь России, получая от нее инвестиции и не жертвуя людьми.

Алесин отмечает, что новое наступление из Беларуси невыгодно и России: в этом случае линия фронта растянется еще на тысячи километров.

«Россия еле-еле закрывает дыры на Донбассе и призвала 300 тысяч человек для нейтрализации численного превосходства Украины. Поэтому и Россия тоже пока не заинтересована в том, чтобы Лукашенко вступал в войну. Придется защищать Беларусь с этого направления», — объясняет эксперт.

Pro. Алексей Мельник полагает, что не стоит полагаться на рациональность и предсказуемость политического руководства Беларуси и России. Перед началом войны, напоминает он, все говорило о том, что вторжения россиян следует ждать на Донбассе, вероятной казалась и «операция поддержки» с юга, в основном — «для отвлечения внимания».

«Но оказалось совсем по-другому. И сейчас мы понимаем, что одна из основных причин неудачи этой российской "спецоперации" — то, что российское государство допустило катастрофические просчеты в оценке ситуации. Но вторжение состоялось», — говорит Мельник.

Он уверен, что у Александра Лукашенко и у Владимира Путина похожая система принятия решений; оба могут допускать стратегические просчеты. При этом, по словам эксперта, Лукашенко «прекрасно понимает, что юлить и хитрить можно до какого-то определенного момента».

«Может сложиться ситуация, когда Путин его поставит перед выбором: "Либо ты делаешь, то, что я говорю, либо это будет делать другой человек. И мы сделаем это, грубо говоря, без тебя"», — предупреждает Мельник.

В такой ситуации, полагает украинский эксперт, вопрос «физического и политического выживания» станет для Лукашенко «гораздо важнее, чем потенциальные риски для Беларуси».

«Ходят разговоры, что если Лукашенко вступит в войну, то это будет концом его политической жизни. Я сомневаюсь в этом. Я думаю, что дух белорусов после 2020 года и все те ужасные вещи, которые режим Лукашенко сделал с белорусами, поставили очень большую точку на надеждах и чаяниях белорусского общества в целом. И я думаю, что если бы были какие-то протесты [против войны], то жестокость режима Лукашенко, вероятно, достигла бы своей наивысшей точки», — добавляет Конрад Музыка.

Ещё 25 статей