«Пора начинать переговоры». Родственники политзаключенных объединились и собираются освобождать близких
«Пора начинать переговоры». Родственники политзаключенных объединились и собираются освобождать близких
11 января 2023, 10:37

Фото: Artur Widak / NurPhoto / Reuters

Несколько бывших политзаключенных и родственников тех, кто сейчас находится за решеткой, объявили об объединении. Они выступили с обращением к политикам и обществу, призывая действовать более решительно для освобождения политзаключенных, в том числе вести переговоры с властями. «Медиазона» расспросила участников объединения о плане их действий. 

«Мы должны продемонстрировать активность»

В инициативную группу объединения вошли сестра Марии Колесниковой Татьяна Хомич, супруга философа Владимира Мацкевича Светлана Мацкевич и муж журналистки Ирины Славниковой Александр Лойко.

Татьяна Хомич рассказывает, что они вместе со Светланой Мацкевич говорили о необходимости создания такой инициативы еще год назад, но отложили обсуждение после начала полномасштабной войны в Украине.

— Мы должны продемонстрировать активность родственников, показать свою субъектность. Надо переходить на другой уровень — на уровень решения проблем, а не их констатации, — считает Мацкевич.

Надежда Лученок, дочь Владимира Мацкевича, отмечает, что объединение даст возможность родственниками высказывать свое мнение, отличное от того, которое постоянно продвигалось.

— На протяжении двух лет звучала позиция: «Спасаем всех или никого». Мы считаем, она уже не состоятельна и ограничивает нас в освобождении тех единиц, которые, может быть, можно было бы освободить, — говорит она.

На данный момент под обращением инициативы публично подписались 30 человек, говорится в инстаграме объединения. Среди подписантов журналистка Дарья Чульцова, жена журналиста Дениса Ивашина Ольга Ивашина, член инициативной группы Светланы Тихановской Дмитрий Фурманов и другие.

«Переговоры надо начинать уже сейчас»

Инициаторы обращения считают, что для освобождения политзаключенных «сегодня делается недостаточно». Они подчеркивают, что политзаключенными правозащитники признали более 1 500 человек, а случаи их освобождения — единичные. Это, по мнению авторов обращения, свидетельствует о неэффективности нынешних подходов, но демонстрирует, что «спасение пленных режима не является невыполнимой задачей».

Ольга Ивашина считает, что безуспешность действий по освобождению политзаключенных — это ошибка всего общества, а не конкретных демократических структур. Проблема, по ее мнению, заключается в отказе вести переговоры с «нелегитимной стороной».

— Нават падчас вайны з ворагам перамаўляюцца наконт абмену палоннымі. Падчас антытэрарыстычных дзеянняў, калі вызваляюць закладнікаў, вядуць перамовы з тэрарыстамі, каб вызваліць, каго можна. Мы з гэтай пазіцыяй і ідзем, што трэба пачынаць нейкі працэс, каб людзі не сядзелі, — говорит Ивашина.

«Нужно пробовать все варианты, узнавать, что хочет вторая сторона»

Участники объединения считают, что процесс переговоров для освобождения политзаключенных нужно начинать уже сейчас, не дожидаясь, что отпустят «всех и сразу». Татьяна Хомич рассказывает, что участники объединения общаются с заинтересованными сторонами, в том числе из ОБСЕ, Совета Европы, Евросоюза и США.

— Наша задача в том, чтобы сигналы, поступающие от западных стран и институтов, собирать вместе и не упустить возможность достать хоть кого-нибудь, — говорит Хомич. — Уже сейчас несколько профессиональных групп медиаторов консультируют организации гражданского общества и помогают в выработке стратегии. И это люди, которые работали, например, в Иране с очень сложными кейсами и помогали доставать людей из горячих таких точек.

По мнению Надежды Лученок, это могли бы быть также правительства Германии, Франции. Она отмечает, что новая структура не станет оппонентом демократическим силам Беларуси, но сможет им помогать.

У объединения есть несколько первостепенных задач: увеличить количество участников и выяснить, что нужно беларуским властям для освобождения политзаключенных. Исходя из этого, инициатива определит дальнейшие действия.

Хомич подчеркивает, что процесс подготовки и ведения переговоров об освобождении политзаключенных будет долгим и, скорее всего, не будет предаваться огласке.

— Это будет как с [журналистом Олегом] Груздиловичем. Это же тоже был процесс переговоров между заинтересованными странами и режимом. Мы многого не узнаем, но нужно пробовать и использовать все возможные варианты, — считает она.

По словам Надежды, родственники политзаключенных понимают, что такие заявления могут быть восприняты как предложение к «торговле людьми», но в объединении уверены, что это не так.

— Такая терминология запутывает ситуацию. Мы все хотим демократизации Беларуси, у нас одинаковые цели. Но мы просто хотим понять, что можно сделать иначе и выработать другую стратегию, методы и шаги. Это крик души, нужно что-то делать, мы не можем просто сидеть и смотреть», — считает Надежда Лученок.