«После разбора завалов муж сильно заболел». Как волонтеры помогали спасателям и пострадавшим после взрыва в Днепре
Вера Волович
«После разбора завалов муж сильно заболел». Как волонтеры помогали спасателям и пострадавшим после взрыва в Днепре
19 января 2023, 18:05

Иллюстрация: Борис Хмельный / Медиазона

14 января российская ракета попала в дом в Днепре. Погибли 45 человек, пропали без вести 11. Спасательная операция шла почти трое суток, к ней присоединилсь местные жители. «Медиазона» рассказывает, как волонтеры помогали пострадавшим и спасателям.

Дом на Набережной Победы

14 января российская ракета упала на дом по Набережной Победы в Днепре. В 9-этажном доме от взрыва образовалась дыра шириной в два подъезда. 45 человек погибли, еще 80 получили ранения. 11 человек считаются пропавшими без вести.

Поисково-спасательная операция началась сразу после взрыва и продолжалась почти трое суток, сообщала ГСЧС. На месте взрыва работали 425 человек и 55 единиц техники.

За это время вокруг места трагедии образовались два волонтерских лагеря: во дворе разрушенного дома и с обратной стороны, у набережной Днепра. Кроме ГСЧС, организаций «Красный крест», «Восток SOS» и «Проліска», медиков и психологов с пострадавшими работали обычные городские волонтеры — выдавали еду и теплую одежду.

Люди повыскакивали на холод в халатах

Карина с мужем приехали на место через час после «прилета». Супруги были дома, когда услышали «сильный взрыв», хотя живут в другом районе города. «Муж сказал, что взорвался дом и срочно нужна помощь», — вспоминает она.

Тогда волонтерский лагерь еще не был сформирован и пара решила помогать по запросу на месте. В первую очередь, говорит Карина, требовались теплые вещи и горячий чай: было холодно, пострадавшие «повыскакивали на улицу в одних халатах».

Муж Карины принялся разбирать завалы. «Это тяжело физически и морально, потому что находили даже отдельные части тел людей. Для неподготовленных это такое себе», — описывает волонтерка. Двое суток такой работы закончились для супруга пневмонией, рассказала Карина.

Экипировка спасателей не выдерживала

Со временем палатки волонтеров появились с двух сторон дома — во дворе и у набережной. Карина работала со стороны набережной. По ее словам, вместе с ней там постоянно находились еще около 40 волонтеров. В палатках хранили и сортировали вещи, полученные от людей и организаций, готовили еду и паковали наборы для пострадавших. Волонтеры дежурили по 12 часов, а потом менялись.

«Я уезжала в два часа ночи и приезжала в восемь утра. Утром меняла девочек, они ехали кушать, спать, купаться. А потом они опять возвращались. У нас есть девочка Марина, которая вообще два дня здесь жила. Спала в палатке — нам принесли пуфик, мягкий такой — и она на нем спала», — описывает лагерь волонтерка.

Спасатели разбирали завалы без перерывов. На третьи сутки после трагедии, волонтеры переключились в основном на их обеспечение. По словам волонтерки, экипировка спасателей не выдерживала, одежда и обувь намокали. Волонтеры искали для них термобелье, теплые носки, стельки.

«Мальчики работали уже третьи сутки и их надо обеспечивать теплой одеждой, обувью — такими вот вещами. Параллельно помогали пострадавшим, выдавали им гуманитарную помощь: наборы продуктовые, одежду, одеяла теплые, средства личной гигиены», — говорит она.

«Поплакала и взяла себя в руки»

Часть помощи шла пострадавшим в больницы. Например, некоторые вещи направляли раненым детям: восемь из них на момент разговора с Кариной были в больнице.

Волонтерка говорит, что истории всех пострадавших особенные, потому что «такую традегию не дай Бог кому-то пережить». Она вспоминает о двух детях в реанимации — их родители погибли при взрыве. Поэтому, говорит она, работать было тяжело в первую очередь морально, а не физически.

«Все люди в таком паническом состоянии, они не знают, как им поступить, куда им идти. Тут работали психологи, мы старались помощь дать, плюс материальные вещи. Я плакала первый день, когда все это увидела. Поплакала и взяла себя в руки», — описывает она.

Тех, кто потерял дом, волонтеры стараются расселить в шелтеры или к жителям, которые предложили бесплатно помочь с жильем, рассказывает Карина.

По словам другой волонтерки из Днепра Катерины, найти новое место для жизни получается не для всех. Те, кому некуда идти, остаются ночевать в соседних школах, объясняет она.

«Прямо перед моими глазами шел черный дым»

Катерина помогает пострадавшим продуктами: они с родственниками закупают необходимое по списку от волонтеров и относят в лагерь. 14 января они с семьей были на кухне, когда услышали взрыв — их дом находится напротив того, куда попала российская ракета.

«І дуже несподівано стався вибух. Ми відразу побігли в коридор, у сусідній кімнаті була моя бабуся, вона ще й захворіла, побачила, що хвилею у нас відкрився балкон і хотіла закрити. І я чую від неї слова "О Боже". Прямо перед моїми очима навпроти йде чорний дим і ми розуміємо, що це зовсім поряд, дуже переживаємо», — вспоминает волонтерка.

В 118 доме жил парень Катерины. Когда все случилось, не было связи и девушка запаниковала, потому что не смогла ему дозвониться. Позже пара встретилась во дворе.

«Моєму хлопцю дуже пощастило, адже мати покликала його у ванну за пару секунд до вибуху допомогти там із чимось, так би все це скло полетіло в нього», — говорит Катерина.

Кроме парня Катерины и его мамы, в квартире был его 14-летний двоюродный брат. Он был в соседней комнате и от взрыва на него упал карниз, но брат не пострадал.

Через несколько дней после удара Карина с парнем отправились в пострадавшую квартиру, чтобы забрать уцелевшие вещи и документы.

«Забирали найголовніше — документи та деякі речі, бо не всі цілі, та й ті, які цілі, дуже провонялись. Комп'ютер постраждав його, скла всі вибиті, у сусідніх кімнатах прямо з рамами. На балконі взагалі жах», — вспоминает она.

Катерина говорит, что все еще в шоке от произошедшего. «Бачити в житті все це набагато гірше, ніж на фото», — говорит волонтерка.

Лагерь возле разрушенного дома продолжает работать и сейчас. По словам Катерины, еще «дня три-четыре» в палатках будут выдавать гуманитарную помощь для пострадавших.