«Балканский Лукашенко». Как оппозиция Черногории ограничивает влияние человека, который остается у власти много лет
Аня Перова
«Балканский Лукашенко». Как оппозиция Черногории ограничивает влияние человека, который остается у власти много лет

Мило Джуканович. Фото: Risto Bozovic / AP

Летом 2020-го важные для страны выборы прошли не только в Беларуси. 30 августа того же года жители Черногории голосовали за партию, которая получит большинство мест в парламенте. Ожидалось, что победит Демократическая партия социалистов Черногории (ДПС) — как всегда, начиная с 1991 года. Но неожиданно для самих черногорцев голосование выиграла коалиция оппозиции. Почему неожиданно? Кажется, эту историю придется рассказывать с самого начала. По просьбе «Медиазоны» это сделала редактор Аня Перова, которая сейчас живет в Черногории. Она объясняет, что происходит в политике страны, где населения примерно в 15 раз меньше, чем в Беларуси.

«Диктатор» в стране с работающим парламентом

Сейчас город Никшич — это территория современной Черногории, но тогда это еще была Югославия. Именно там родился Мило Джуканович — пожалуй, главное действующее лицо черногорской политики. Когда в 1979 году Мило было 17 лет, он вступил в местный Союз коммунистов. Джуканович, вероятно, понимал, что как сын судьи и авторитетного члена партии, сможет сделать политическую карьеру при его поддержке — и не ошибся.

В 1986 году Джуканович получил диплом экономического факультета, и уже через два года начал становиться заметной фигурой в молодежной политике Черногории. Особенно быстрый старт его карьера получила благодаря Слободану Милошевичу, на тот момент председателя Президиума ЦК Союза коммунистов Сербии.

С его подачи в автономных краях Воеводина (Сербия), Косово, а также в Черногории начались «антибюрократические» революции: протестующие, поддерживающие Милошевича, требовали отставки старых правительств. К началу 1989 года они добились своего — так власть в коммунистической партии Черногории перешла в руки политиков, поддержавших Милошевича, а значит — перемены в Коммунистической партии. Одним из них как раз был Мило Джуканович, который на тот момент уже не только успел обрасти полезными знакомствами, но и занимал место в ее Центральном комитете.

Чуть позже он стал одним из трех основателей новой Демократической партии социалистов Черногории (ДПС), которая по сути представляла собой старую, но реформированную компартию. А в 1991 году 29-летнего Джукановича избрали премьер-министром Черногории. Он до сих пор остается самым молодым человеком, когда-либо бывшим на этой должности в Европе.

У власти Джуканович, которого в Черногории называют «диктатором», так или иначе тоже остается уже больше 30 лет. В 1998-м, когда его полномочия как премьера закончились, Джуканович выиграл президентские выборы: тогда еще не независимой страны, а Черногории в составе Югославии. Возможно, за него голосовали, потому что к тому времени он дистанцировался от Милошевича. А в начале 2000-х стал чуть ли не главным черногорским националистом. Затем Джуканович снова занял кресло премьера. Затем — еще раз. И еще.

Сейчас Джуканович снова президент — уже независимой — Черногории. Очередные президентские выборы назначены на 19 марта 2023 года.

Но Джукановича называют «диктатором», а его власть — режимом не только за количество сроков на главных должностях в стране. Черногория — это парламентско-президентское государство, где народ голосует не только за президента, но и за мандаты партий в парламенте. И у Джукановича получается манипулировать результатами даже тех выборов, где участвует не только лично он, но и ДПС — его партия.

«Папіццот» не только как беларуская национальная идея

Еще в 2016 году результаты голосования на парламентских выборах вызывали вопросы у оппонентов партии ДПС. Коалиция «Демократический фронт» и другие оппозиционные партии вместе получили 39 из 81 места в парламенте, но не признали такие итоги: в день выборов двух лидеров-оппонентов ДПС арестовали якобы из-за планируемого госпереворота. Несмотря на то, что в 2017 году парламент все-таки начал работу, в 2018, когда должны были состояться очередные президентские выборы, оппозиция потребовала провести внеочередные выборы. Большинство парламента, поддерживающее ДПС, отклонило это предложение.

Когда пришло время выбирать новый парламент в 2020 году, никто не рассчитывал на новый сценарий. Соцопросы в июле 2020-го, за месяц до голосования, показывали, что партия ДПС во главе с Джукановичем остается самой популярной в стране с поддержкой около 40% населения. А почти половина голосующих опасалась, что на выборах будут провокации, которые приведут к пересмотру результатов в «нужную» сторону.

ДПС из года в год и так наскребали на нужное большинство, поэтому формально их победы выглядят честными. В обмен на лояльность выборщика партия выделяет деньги (в 2016 году на это потратили 630 тысяч евро), чтобы организовать рабочие места. Нанимают, например, на почту или секретарем в какой-нибудь орган — найти согласных на такую сделку не так трудно. Плюс — с такого места практически невозможно быть уволенным: многие работают на одной и той же должности до пенсии. Минус — достаточно низкая зарплата (около средней по стране) и практически никакого карьерного роста. Но для многих местных жителей это тоже плюс: для них стабильные «папіццот» лучше, чем большие деньги, но тяжелая работа с утра до ночи. Некоторые даже соглашаются голосовать за нужного кандидата лишь ради кратковременного трудоустройства.

Политический аналитик и исполнительный директор черногорского «Центра гражданских свобод» Борис Марич говорил в августе 2020-го, что хотя все оппозиционные партии выступают за свержение режима Джукановича, их действия часто разобщены, а это — плохой знак для избирателей, которые ждут сплоченной оппозиции. Но партия ДПС в парламенте сама дала оппозиции повод сплотиться — в 2019 году она подготовила новый закон, который касался церковной собственности.

Согласно нему, большинство церквей и земель Сербской православной церкви (СПЦ) в Черногории должны были стать собственностью правительства. Церкви могли показать документы, подтверждающее их право на владение, и оспорить это, но проблема в том, что во многих случаях таких документов не существовало. Потенциально принятый закон возмутил многих православных черногорцев, которых в стране большинство, — люди вышли на улицы и протесты не затухали вплоть до парламентских выборов.

Джуканович остался президентом, но без возможности контролировать парламент: 31 августа 2020-го стало понятно, что большинство кресел в нем теперь займут не депутаты из ДПС, а оппозиционных ей партий. Тогда они говорили, что свергли «балканского Лукашенко».

Здравко Кривокапич и Дритан Абазович. Фото: Stevo Vasiljevic / Reuters

Два правительства за два года

Оппозиционные коалиции договорились о сотрудничестве между собой — в основном, оно заключалось в том, чтобы выступать против решений ДПС. Выбранные пропорционально набранным голосам представители партий оказались в парламенте, где их первой задачей стало формирование нового правительства. Идея была в том, чтобы набрать не представителей своих же партий, а «неполитических» министров — экспертов из разных областей.

Решать эту задачу дали Здравко Кривокапичу, который занял место премьер-министра. Он сформировал правительство, но вскоре парламент посчитал, что его решения не оправдывают ожидания ни одной партии. Из-за этого парламент инициировал вотум недоверия правительству — правительство Кривокапича сложило полномочия в феврале 2022 года, проработав чуть больше года.

Тогда у руля правительства встал Дритан Абазович — представитель партии, коалиция которой собрала 5,7% голосов на выборах. Но его правительство не смогло полноценно проработать и года: 20 августа 2022 года очередной вотум недоверия от парламента вынес такое же решение, как и по Кривокапичу. Сейчас правительство Абазовича действует с ограничениями — до тех пор, пока парламент не выберет новое правительство. Этого не происходит уже полгода — оппозиция просто не может договориться. А законы Черногории никак не регулируют временные ограничения в таком случае.

Кроме того, разлад в парламенте коснулся и работы Конституционного суда: он не работал больше полугода. Причина та же — в июле 2022 года депутаты должны были выбрать четыре новых кандидата из семи, но ни один из них не набрал достаточно голосов. К январю 2023-го вице-президент парламента Бранка Бошняк заявила, что если так продолжится и дальше, то судей выберут просто жребием.

Такой простой в работе правительства и Конституционного суда уже отражается на бытовом уровне. К примеру, получение черногорского гражданства по недавно принятым правилам, пока приостановлена, хотя люди уже подали документы: финальное решение по этому вопросу должен принять Конституционный суд. Но в нем все это время не хватало большинства представителей для проведения голосования.

Все это, наверное, могло бы остаться внутренними проблемами, если бы не желание Черногории вступить в Евросоюз. В начале 2023 года министр иностранных дел Словении Таня Файон сказала, что если судьи Конституционного суда Черногории так и не будут выбраны, есть большой шанс, что переговоры по вступлению в ЕС будут приостановлены. В конце февраля 2023 года парламент все же сошелся на трех кандидатах для Конституционного суда: теперь в нем есть три судьи, выбранных старым парламентом и три — новым. Однако, возможно, проблему это не решит: теперь судей достаточно для принятия решений, но если их голоса разделятся три на три, процессы снова могут затормозиться.

Выборы президента 2023: снова Джуканович?

Неразбериха во всех ветвях власти — не единственное слабое место оппозиционной коалиции, занявшей парламент. Партии, которые получили возможность управлять страной, известны своими просербскими настроениями (это как если бы в Беларуси парламент был не бутафорский и большинство мест в нем получили бы пророссийские депутаты).

Оппозиция постоянно давала поводы в ней усомниться. За месяц до своего назначения премьером Здравко Кривокапич сравнил 12 министров правительства с 12 апостолами. Позже журналисты заметили, что, судя по всему, Кривокапич слишком сильно полагался на мнение представителей Сербской православной церкви при назначении в правительство, к тому же абсолютно все выбранные им министры были ее прихожанами. Да и сам Кривокапич никогда не скрывал свою приверженность СПЦ.

Также Кривокапич от имени правительства успел подписать с Сербской православной церковью так называемый Базовый договор (Temeljni ugovor). Этот документ гарантирует СПЦ право собственности на церкви и монастыри на территории Черногории. Ранее такой Базовый договор с Сербской православной церковью никогда не подписывался — многим черногорцам это не понравилось.

Всего за два года оппозиции удалось дискредитировать себя, а некоторые стали поговаривать, что Джуканович — не так уж плох, как казалось раньше (как минимум, потому что он прозападник и хочет вступить в Евросоюз). Для «поддержания имиджа» Джуканович попытался воспользоваться ситуацией с подписанием Базового договора и выступал за раскрытие его текста. Также ему «помогло» начало войны в Украине: именно Джуканович в свое время проводил политику вступления Черногории в НАТО, хотя эта идея была не так уж популярна в обществе. Теперь ситуация изменилась: если в 2016 году только 39% черногорцев поддерживали вступление в НАТО, то в июле 2022 года — уже 50%, а к октябрю число выросло до 55%.

Джуканович уже объявил, что пойдет на выборы в 2023-м. Но у него, кажется, будут серьезные конкуренты. Это стало понятно благодаря результатам местных муниципальных выборов, прошедших в конце 2022 года. В столице Черногории больше всех голосов после представителя партии ДПС — 21,7% — получил Яков Милатович из Evropa Sad («Европа Сейчас»). Эту партию буквально в том же, 2022 году, создали два молодых выходца из развалившегося правительства Здравко Кривокапича: сам Милатович и Милойко Спайич.

Программу, которую своим избирателям предложила Evropa Sad, можно назвать популистской. Политики обещают поднять уровень жизни черногорцев и вступить в Евросоюз так быстро, насколько это возможно. Но люди охотно поверили Милатовичу и Спайичу. Во-первых, они олицетворили надежду, что альтернативой Джукановичу и его партии ДПС могут быть не только партии с явной сербскоориентированной программой. А во-вторых, скорее всего именно эти два экс-министра занимались одним из немногих успешных проектов правительства Кривокапича: за короткий срок у власти им удалось поднять минимальную зарплату в стране с 250 до 450 евро.

Сейчас Evropa Sad обещает привести страну к средним 1 000 евро зарплаты до конца 2023 года и вступить в Евросоюз до президентских выборов 2028 года. Если, конечно, Милатович, который пойдет на предстоящие выборы от Evropa Sad, выиграет их этой весной. Недостатки у Милатовича тоже есть: часть людей обвиняют членов его партии в связи с Сербией (например, у Спайича нашелся сербский паспорт) и именно этим объясняют то, что Джуканович снова победит.

По большому счету, Evropa Sad предлагает людям то же самое, чего хочет Джуканович, только, в отличие от него, у этой партии есть «свежий» успех, о котором в Черногории помнят. А вот у «альтернативной» оппозиции, прорыв которой казался в 2020 году успехом, шансов, похоже, еще меньше чем у Джукановича. Demokratski Front с их идеей отменить признание Косово независимым государством набрал меньше голосов на муниципальных выборах, чем Evropa Sad с обещаниями о Евросоюзе.