Выпили в пабе — пошли на посольство. За потасовку с беларускими дипломатами будут судить четверых приятелей — они рассказали, как все было
Евгений Корнеевец
Выпили в пабе — пошли на посольство. За потасовку с беларускими дипломатами будут судить четверых приятелей — они рассказали, как все было

Беларуское посольство в Лондоне. Фото: Tolga Akmen / AFP

14 апреля Следственный комитет начал «специальное производство» против 4 человек, которых обвиняют нападении на беларуское посольство в Лондоне. МИД писал, что в потасовке 19 декабря 2021 года пострадал дипломат — у него сломан нос, сотрясение мозга, выбит зуб. «Медиазона» нашла всех обвиняемых по этому делу (им вменяют в том числе разжигание вражды) и представляет несколько версий произошедшего в тот вечер в Лондоне.

Заочный суд в Беларуси, потому что Великобритания не выдала «виновных»

14 апреля Следственный комитет начал «специальное производство» против четверых беларусов, которые, по словам ведомства, напали на беларуское посольство в Лондоне и «физически атаковали» сотрудников дипмиссии в декабре 2021 года.

«Одному из них были нанесены серьезные телесные повреждения, потребовалась срочная медицинская помощь. В учреждении здравоохранения диагностированы перелом носа, сотрясение мозга легкой степени и травматический перелом зуба», — пишет МИД. Имя пострадавшего дипломата не называется.

Вадима Боговкова, Максима Зуева, Александра Напреенко и Сергея Рябушко обвиняют в возбуждении вражды, соединенной с насилием, и умышленном повреждении имущества. Боговкову и Зуеву также вменяют насилие и угрозу насилием в отношении должностного лица.

Посольство Беларуси в Лондоне направило властям Великобритании запрос о расследовании «атаки», но 17 апреля Генпрокуратура заявила, что «к ответственности за содеянное на территории Великобритании названные граждане Беларуси не привлечены». Просьбы ведомства о выдаче «виновных» для привлечения их к уголовной ответственности остались без ответа.

Максим Зуев. Фото: из личного архива

Выпили в пабе — решили «атаковать» посольство

Собеседники рассказали «Медиазоне», что диаспора беларусов в Лондоне периодически проводит протестные акции перед посольством Беларуси. «Чтобы они не забывали, что мы здесь и мы не сдаемся», — поясняет Зуев. 19 декабря проходило очередное подобное мероприятие.

— По дороге на акцию я увидел магазин товаров для дома. Мне пришла идея купить туалетный ерш, подписать его «зубная щетка» и поставить им [дипломатам] под дверь. Когда подъехал к посольству, подумал, что надо же зубной пасты купить. Зашел, купил Domestos, — вспоминает Зуев.

43-летний Максим Зуев работает в бухгалтерии, живет в Великобритании больше 20 лет. С приятелем Сергеем Рябушко, одним из четверки обвиняемых, он познакомился на акции в Лондоне 2020 году. Сергей тоже давно живет в Великобритании — с 2016 года, работает на себя.

Сергей Рябушко. Фото: из личного архива

С остальными обвиняемыми — Боговковым и Наприенко — беларус познакомился на акции 19 декабря, после которой на них и появилось уголовное дело в Беларуси. 51-летний Вадим Боговков приехал с семьей в Великобританию в 2021 году. Из Беларуси они уехали из-за угрозы репрессий.

После акции у посольства беларусы отправились в ближайший паб.

— У нас такая традиция: после встреч и протестов мы пытаемся обсудить какие-то вопросы, посидеть там за рюмкой чая, — рассказал Боговков.

Выпив в пабе, мужчины решили забросать посольство куриными яйцами. Боговков рассказывает, что выходили с «атаками» к посольству из паба несколько раз, к ним присоединились другие беларусы.

В какой-то момент Рябушко и Зуев вышли из паба и долго не возвращались. Остальные приятели отправились их искать. Дальше передаем историю происходящего так, как «Медиазоне» ее рассказали участники.

Оплеуха дипломату за родителей

Зуев рассказывает, что когда подошел к посольству «проверить, лежат ли его "зубная щетка и паста" на том же месте», двери в здание были открыты, рядом стояло три человека. Зуев спросил: «Ну что, зубы почистили?». Максим говорит, что в их сторону от сотрудников посыпались оскорбления и ругательства. Он ответил тем же.

— Там началось: «Идите отсюда нахуй, я сейчас полицию вызову!». В ответ: «Да сами вы идите нахуй, кто вы такие?». Они не ожидали, что, им, прикрывающимся дипломатическими документами, кто-то так же ответит.

В перепалке Зуев начал отходить от посольства на проезжую часть. За ним последовал один из сотрудников посольства. На видео, которое распространяют госСМИ есть эпизод, где беларус с кем-то разговаривает, стоя посередине дороги.

— Когда человек, с которым у меня была перепалка, начал говорить про моих родителей «Как их земля носит? Как они такого воспитали? Вы хотите родину продать Западу?», я не удержался и дал ему оплеуху. Ну как оплеуху, пощечину.

Человек, который получил пощечину, убежал в посольство, рассказывает Зуев. Он отошел на другую сторону дороги, чтобы скрутить себе сигарету, нервничал. Приятели Зуева продолжали общаться с сотрудниками у посольства.

Через пару минут к посольству приехали полицейские на мотоциклах. Беларус говорит, что весь конфликт, от начала перепалки до приезда полиции, длился 2-3 минуты. Полицейские посмотрели запись с камеры видеонаблюдения и надели на Зуева наручники. Еще через несколько минут из посольства вышел человек с «явными следами побоев и засохшей кровью под носом». Зуев не узнал в нем своего «оппонента»: говорит, что это были два разных человека.

Максим говорит, что «побитый» человек был среди сотрудников возле посольства, когда конфликт начинался. Но он не видел, чтобы с ним кто-то дрался. Зуев отмечает его «хорошее телосложение» и описывает его, как «кгбшника, который привык что ему ничего не будет».

Думали, что побои — это грим

В начале конфликта с работниками посольства Рябушко был рядом с Зуевым. Но, по его словам, начиналось все немного не так. Он вспоминает, что какой-то мужчина у посольства окликнул «Эй, беларус, иди сюда, иди сюда». Приятели обернулись. После из здания вышли люди и начали снимать беларусов на телефон.

Сергей считает, что действия дипкорпуса были спланированы, чтобы подставить представителей диаспоры.

— Это была спланированная провокация, на мой взгляд. Полицейские и адвокаты, которым я рассказывал эту историю, говорили, что это очень похоже на провокацию. Это мог крикнуть только тот, кто знал, что мы — беларусы.

С человеком, который окликнул компанию, у Рябушко завязался разговор «за жизнь». Сергей пытался объяснить незнакомцу, что в Беларуси сейчас происходит «жесть» по воле одного человека, а работники посольства эту «жесть» поддерживают.

Рябушко говорит, что видел перепалку Зуева с дипломатом и подтвердил, что человек «со сломанным носом», вышедший к полиции из посольства, не похож на того, с которым спорил Зуев. Появившись, он указал полицейским на Рябушко, мол, тот его избил.

— Я никуда не убегал, остался. Полиция со мной поговорила, посмотрела камеры и сказала, что я могу быть свободен. Во время этого диалога выбегает избитый человек и указывает на меня пальцем. Полицейский пошел снова смотреть камеры, другая полицейская попросила меня задержаться. Я не убегал. Полицейский вышел и сказал, что я могу быть свободен. Вот такой цирк был.

Зуева задержали за пощечину, потому что она попала на камеру, утверждает Рябушко. Сергей до сих пор сомневается, что избитый был сотрудником консульства, и все эти повреждения были реальными, а не гримом.

«Когда я ударил, он заорал, упал. Ну и я ноги в руки и домой»

Вадим Боговков не застал начало конфликта. Они с Александром Напреенко подошли чуть позже.

— Мы пошли туда, смотрим, шум какой-то, люди бегают. Оказалось, трое выскочили из посольства и пытались схватить Сергея и Максима. Думали, что можно вести себя так, как силовикам в Беларуси. Я смотрю, ребята в жестком таком противостоянии, а те провоцируют. Потом заметили, что нас уже четверо и силы неравны, и они сразу: давай примиряться? И один там кгбист был высокий, самый такой боевой был.

Вадим Боговков (слева) на акции протеста в Минске 9 августа 2020 года. Фото: Сергей Гапон / AFP

Боговков предположил, что работники посольства провокациями затягивают время, чтобы дождаться полицию. Он постарался увести приятелей — на записи видно, что Вадим пытается увести Сергея и Максима, но те продолжают общаться.

Когда Боговков увидел подъезжающую полицию, он отбежал от посольства метров на 100, и почти дошел до «Гайд парка», когда услышал сзади шаги. Оказалось, один из сотрудников посольства — «самый высокий и боевой» — гнался за ним. Он попытался схватить Вадима, заломать руку, но когда не получилось этого сделать, стал в боевую стойку и поднял кулаки.

— Пытался меня схватить, начал кулаками трясти, такой прыгает передо мной. Ну, я спортсмен со стажем, кикбоксингом занимался долго. Его оценил: высокий, мне с ним пободаться бы пришлось. И как я сделал: посмотрел ему через плечо, моргнул глазом и кивнул головой, чтобы он подумал, что у него за спиной кто-то есть. И в эту секунду, как он повернулся, я сократил дистанцию и сразу «прямой» ему… Когда я ударил, он заорал, упал. Ну и я ноги в руки и домой.

Этот сотрудник после удара вернулся к посольству, когда его приятелей уже опрашивала полиция, рассказывает Боговков. Но он не признался, что побежал за кем-то и попытался преподнести, что его избил Рябушко на территории посольства. Камеры наблюдения этого не подтвердили, и Сергея отпустили.

Великобритания закрыла дело, а Беларусь открыла

В тот вечер единственным, кого задержала полиция, оказался Максим Зуев.

— Если бы был терроризм, то тут бы, конечно, было совсем другое отношение. А так я стоял, общался с этими офицерами. У меня куртка была расстегнута, а на улице было прохладно. Я попросил и они мне куртку застегнули. Потом привезли в участок, посадили в камеру.

Перед интервью с полицией у Зуева была встреча с адвокатом. Он сообщил, какие претензии Зуеву предъявляют сотрудники посольства: один из сотрудников подал заявление, что Максим сломал ему нос, выбил зубы и нанес сотрясение мозга «путем кидания в него упаковки яиц».

На интервью с полицейским Максиму сообщили, что его арестовали за «обычное нападение». После допроса его отпустили с обязательством «по первому требованию явиться в полицию». Доказательств вины Зуева посольство не предоставило и спустя полгода адвокат сообщил ему, что дело закрыто за истечением срока на разбирательства.

В полицию также вызывали Вадима Боговкова — сотрудник написал на него заявление за избиение под зданием посольства.

— Я сориентировался на месте. Говорю: «Знаете что? Я не знаю, кто меня обвиняет — хочу знать фамилию человека, что это за дипломат такой, с кем имею дело?» А он никак не может сказать, что это он кого-то догонял — не имеет права этого делать вообще, то есть он нарушил все нормы и уставы дипломатических этих посольств и консульств. Он не имеет права никого преследовать и задерживать.

Адвокат позже передал Вадиму, что ни на одно интервью в полицию представители посольства не явились, доказательств не предоставили. Полиция изучила первоначальные показания избитого сотрудника от «пачки яиц» до избиения под посольством, уличила его во лжи. Спустя полгода адвокат сообщил Вадиму, что дело в отношении его закрыто.

В Беларуси же у всех четырех мужчин прошли обыски по месту прописки, заведено уголовное дело.