Попытка суицида, рассказы о пытках и отвод судье. 5 историй, как беларусы боролись на политических судах
Наста Кривошеева
Попытка суицида, рассказы о пытках и отвод судье. 5 историй, как беларусы боролись на политических судах
4 декабря 2023, 17:33

Иллюстрация: Майкл Скарн / Медиазона

Собрали пять историй, как беларусы, которых задержали, поместили в изолятор и судили по политическим статьям, продолжали бороться за свои права в суде. Говорили правду: рассказывали об избиениях и пытках, находили ошибки следствия, заявляли отвод судье и прибегали к радикальным мерам, чтобы быть услышанными и сопротивляться репрессиям — голодали и даже пытались покончить с собой в зале суда.

Сообщил на суде, как его избивали, душили подушкой, заливали газом силовики. Николай Дедок

Блогера и активиста анархистского движения Николая Дедка задержали в ноябре 2020, а уже через год осудили на 5 лет колонии усиленного режима.

По версии следствия, Дедок участвовал в акции протеста 23 августа в Минске, где «оказал явное неповиновение законным требованиям» милиционеров, выходил на дорогу, блокировал движение транспорта, громко хлопал в ладоши и выкрикивал лозунги. К делу приложили и протокол обыска, согласно которому дома у активиста нашли не менее трех «стеклянных бутылок с горюче-смазочными материалами».

Эпизод с бутылками Дедок, выпускник юридического колледжа БГУ, прокомментировал в своей речи на суде: «Бутылки со смесью бензина и машинного масла мне подкинули сотрудники ГУБОПиК». Он объяснил, что хранить на кухне бутылки с бензином или возить их в Минск из поселка в Осиповическом районе было бы «абсурдно».

«Я никогда не призывал к насильственным действиям в отношении кого-либо и все время подчеркивал, что являюсь сторонником ненасильственного сопротивления. Считаю, что обвинение целиком составлено в манипулятивной формулировке. Мои действия СК расценил как угрозу национальной безопасности, понимая под национальной безопасностью интересы правящего класса. Однако интересы Беларуси и интересы правящей верхушки — это не одно и то же», — выступил с речью активист.

Во время задержания анархиста неоднократно избивали, душили подушкой, запирали в комнате, куда распыляли газ, рассказал он на суде. Силовики обещали, что если активист расскажет об этом, напишет жалобу или «оближет ухо адвокату», то он «не выйдет никогда». В СИЗО активиста поставили на профучет как склонного к суициду, насилию, захвату заложников, экстремизму и «другим деструктивным действиям».

Суд по делу активиста был открытым, но слушателей в зале рассаживали «через одного», а несколько лавок заняли неизвестные в штатском. Публично Дедок не только подробно рассказал историю своих пыток, но и подчеркнул, что не признает себя виновным.

«Я настаиваю, что не признаю себя виновным. Моя деятельность носила и будет носить гуманистической и просветительский характер с конечной целью — построение свободного общества».

Отец анархистарассказал, что издевательства продолжились в колонии: сотрудники уничтожали все письма Дедку. «Это делают перед ним, приказывая подписывать акты об уничтожении писем. Сотрудник, который это делает, никогда не объяснял, по какой причине уничтожаются письма».

В марте 2022 года, во время отбывания наказания, анархиста на четыре месяца поместили в ПКТ за отказ выходить на работу. Так активист решил действовать в знак протеста против лишения его права переписки и преследования осужденных, которые с ним общаются.

Уже в июне Дедку ужесточили наказание и перевели из колонии в тюрьму. Причиной для рассмотрения дела о смене режима Дедку стали «многочисленные нарушения правил внутреннего распорядка». В тюрьме его несколько раз помещали в ШИЗО — из-за нарушения формы одежды и из-за того, что он лег спать на несколько минут раньше положенного.

Просили отстранить судью и вести процесс на беларуском языке. Правозащитники «Вясны»

В марте суд Ленинского района в Минске приговорил трех правозащитников «Вясны» — нобелевского лауреата Алеся Беляцкого, Владимира Лабковича и Валентина Стефановича — к срокам от 7 до 10 лет колонии. Их обвинили в контрабанде «не менее 201 тысячи евро и 54 тысячи долларов» и «финансировании протестов под видом правозащитной и благотворительной деятельности».

Заседания по делу проходили несколько месяцев. В самом начале разбирательства правозащитники ходатайствовали о ведении процесса на беларуском языке, но судья его не удовлетворила. Она объяснила это тем, что обвинение было предъявлено на русском.

Тогда Беляцкий попросил время на ознакомление с материалами дела, так как не успел просмотреть все тома, и заявил отвод судье. Оба ходатайства правозащитника отклонили.

Нобелевский лауреат делал записи во время судов, используя для этого бумагу и стержень от ручки. Правозащитник предложил прокурору поменяться принадлежностями для письма, так как они с ним «находятся в неравных условиях» — у прокурора есть ноутбук и ручка, а у обвиняемых только стержень.

В январе во время одного из заседаний зачитали обвинения против фигурантов дела «Вясны» — на это ушло более двух часов. Ни один из них не признал свою вину. Показания все трое давали в свободной форме, а не ответами на вопросы, указывая на несостыковки в версии следствия.

13 февраля они выступили с последним словом. В нем правозащитники рассказали о нарушениях во время суда и том, насколько политически мотивированным они считают дело.

«Што тычыцца самога судовага працэсу, то адзначу, што ён ад самага пачатку праходзіў з парушэннем нашых правоў: прымяненнем абыходжання, прыніжаючых чалавечую годнасць, парушэннем прэзумпцыі невінаватасці, парушэннем роўнасці правоў», — сказал Валентин Стефанович.

«Развалили» обвинение и объявляли голодовки. «Дело Автуховича»

В октябре 2022 года Гродненский областной суд приговорил фигурантов «дела Автуховича» на сроки от 2,5 до 25 лет колонии. По версии следствия, Николай Автухович, предприниматель из Волковыска, и его сообщники приготовили зажигательную смесь, облили и подожгли автомобиль Audi 80 и одноэтажный жилой дом в Волковыске, принадлежавшие милиционеру. Кроме того, они, по версии обвинения, подорвали автомобиль другого милиционера в Гродно.

Иллюстрация: Майкл Скарн / Медиазона

Судебное разбирательство по делу длилось около пяти месяцев — за это время двое из обвиняемых объявляли голодовки, а четверо заявили об угрозе их жизням и назвали имена ответственных за это силовиков.

«Мы заявляем о резком усилении физического и психологического давления на большинство обвиняемых по уголовному делу № 20125030489 (т.н. "дело группы Автуховича"). Очевиден полный развал обвинения, и системе не остается ничего иного, как усилить репрессии», — цитировал их «Позірк».

Николай Автухович и его знакомый Владимир Гундарь в знак протеста против условий содержания объявляли голодовки. Автухович был недоволен отсутствием корреспонденции, за исключением писем от матери. Тогда для блога «Шуфлядка» его дочь объяснила, что отец оказался в таком информационном вакууме, что узнал о войне в Украине только в апреле 2022 года со слов адвоката.

Гундарь голодал в ответ на то, как конвоиры заносили его в зал суда в одних трусах, опасаясь, чтобы он «в одежде не спрятал чего-нибудь острого и не совершил членовредительства».

По словам жены Гундаря, обвиняемый был против процедуры, которую проводили перед заседаниями. Фигурантов заставляли раздеваться и исследовали их одежду «аппаратом, который просвечивает в аэропортах чемоданы». Ее мужу казалось, что надевать одежду сразу после осмотра может быть вредно для здоровья, но силовики на просьбы не реагировали и 28 июня Гундарь «оказал сопротивление», после которого его одели силой.

— А уже на следующий день он сказал, что если они не прекратят это делать, вот это просвечивать, он вскроется, — рассказывала жена. — И вот чтобы он этого не сделал в зале суда, они не дали ему уже одежды.

Кроме того, объясняла родственница, во время заседаний фигурантам дела запрещалось есть еду из передач, что послужило еще одной причиной для голодовки Гундаря. Объявив ее и продержавшись как минимум 11 дней, обвиняемому удалось решить эту проблему.

Завели новое уголовное дело за слова на собственном суде. Елена Гнаук

67-летнюю активистку из Пружан Елену Гнаук судили по уголовным статьям четыре раза, задерживали ее при этом более 10 раз.

Первым делом против пенсионерки стало обвинение в участии в «хороводе» в Бресте 13 сентября. За это ее приговорили к 2 годам домашней химии. Во время допроса по этому делу активистка сказала, что «9 августа прошлого года власть захватил не совсем здоровый психически человек».

В этих словах помощник прокурора заметил оскорбление Лукашенко и «дестабилизацию в стране» — Гнаук осудили по новой статье, суммарное наказание стало в 3 года домашней химии.

После одного из заседаний на активистку составили протокол о «неуважении к суду» за то, что она снимала на видео оглашение своего приговора.

В 2022 году женщину обвинили в клевете на Лукашенко и дискредитации Беларуси и приговорили к 3,5 годам колонии. «Разместила в Facebook и Instagram заведомо ложные сведения о правовом положении иностранных граждан в Республике Беларусь», — было указано в материалах дела.

Уже в колонии против Гнаук возбудили новое дело о злостном неповиновении администрации колонии и добавили к уже действующем сроку еще один год колонии.

Пытался покончить с собой во время суда. Степан Латыпов

Арбориста Степана Латыпова задержали 15 сентября 2020 года на «Площади Перемен», когда тот пытался защитить «мурал с диджеями». В последнем слове на суде Латыпов рассказал, что при задержании его сильно избивали: «Люди в масках били руками, ногами, дубинками. Все вместе и по одному. Выкручивали руки, ноги за спиной, ласточкой, избивали кулаками и ладонями по ушам так, что в голове как будто взрывалась граната».

Через несколько дней после задержания про минчанина выпустили сюжет на государственном телевидении, утверждая, что он собирался использовать яды против милиционеров. Ими, следуя версии сотрудников ОНТ и «Беларусь — 1», Латыпов собирался обработать деревья вокруг дач силовиков.

Этой теории не оказалось в финальном обвинении, а химик и старший научный сотрудник Национальной академии наук Беларуси Сергей Бесараб сказал, что такой способ с точки зрения науки «выглядит смехотворно».

В итоге минчанина обвинили в мошенничестве в особо крупном размере, грубом нарушении порядка и сопротивлении милиционеру. Его приговорили к 8,5 годам колонии и перевели на тюремный режим на 2 года.

Ни по одной из статей Латыпов не признал вину. На первом заседании по делу он совершил попытку суицида, порезав горло. В последнем слове он объяснил, что этот поступок не был импульсивным, а обвиняемый долго к нему готовился и планировал. Официальная версия утверждала, что минчанин использовал ручку, но сам Латыпов это отверг и сказал, что держал лезвие, которое пронес с собой.

«На каждый допрос, на каждую встречу с адвокатом я брал маленький кусочек фольги, подбирая форму и размер так, чтобы их не мог обнаружить конвой. Убийца-рецидивист за упаковку кофе подробно рассказал о надзоре, а профессиональный вор-карманник научил прятать лезвие. Позже мне посоветовали обмотать металл кусочком пластыря, чтобы он не скользил на пальцах. Пластырь я попросту наклеил на папку с документами и написал на нем ручкой. Потом переклеил на куртку, это никого не беспокоило. Как никого не беспокоило и то, что всю первую половину заседания я плел кляп, который был нужен, чтобы уйти достойно, не скуля от боли».

На одном из судов Латыпов подчеркивал, что все еще остается свободным человеком и будет сидеть столько, сколько захочет. «Какую цену за это я буду платить — это другой вопрос. Но решать буду только я. Я буду решать, продолжится судебное заседание или нет. Я буду решать, вернусь я сегодня с конвоем или со скорой помощью. Это мое право. Это моя свобода».