Суд приговорил минчанина к 1,5 годам колонии за блокирование движения и заклеивание камер наблюдения у Окрестина
Суд приговорил минчанина к 1,5 годам колонии за блокирование движения и заклеивание камер наблюдения у Окрестина
17 февраля 2021, 19:35
36

Суд Фрунзенского района Минска приговорил 21-летнего Игоря Преженникова к полутора годам колонии общего режима по обвинению в грубом нарушении общественного порядка (часть 1 статьи 342 УК), сообщает правозащитный центр «Вясна».

Преженникова обвинили в том, что 4 октября 2020 года он блокировал движение сцепками, заклеивал наклейками камеры видеонаблюдения возле ЦИП и ИВС ГУВД Мингорисполкома, чем приостановил их работу, а также блокировал движение спецтранспорта на Окрестина. Следствие сочло, что его действия повлекли приостановку движения около 50 транспортных средств. По расчетам «Минсктранса», ущерб составил 18 624 рублей 45 копеек.

В суде Преженников рассказывал о том, как происходило заклеивание камер наблюдения у Окрестина. Об этом писал TUT.by.

«Мне какой-то парень дал несколько наклеек размером примерно шесть на четыре сантиметра. И посоветовал одну наклейку наклеить на "яркое место" — на объектив видеокамеры, которая находилась под дверями ИВС. «Окно» камеры было примерно на высоте двух метров, я его заклеил. Еще один парень попросил, чтобы я его подсадил, потому что вторая камера была выше. У парня был металлический прут, которым он дважды ударил по камере. Я сказал «хватит» и спустил его. А потом я заклеил окошко КПП листовкой с изображением парня, который погиб. Листовки мне дал тот человек, которого я поднял», — говорил Преженников.

Как сообщал TUT.by, из письменных материалов дела следует, что на листовках было изображение человека с надписью «Мікіта Крыўцоў R.I.P.», а также наклейки с «Погоней» и бело-красно-белым флагом.

Сам Преженников признал вину в полном объеме, уточняет «Вясна». В последнем слове он сказал, что объяснил свои действия «юношеским максимализмом».

«Если скажу, что я поддался толпе — не согрешу. Это был юношеский максимализм. Я не оппозиционер, не революционер, я не несу идеи в массы. За решеткой пришло осмысление, что я нужен только своей семье, матери. Вину полностью признаю, жалею о том, что сделал», — сказал он.

Ещё 25 статей