Витеблянке, трижды ударившей по милицейскому микроавтобусу, дали полтора года колонии
Витеблянке, трижды ударившей по милицейскому микроавтобусу, дали полтора года колонии
23 февраля 2021, 14:18
75

22-летнюю витеблянку Юлию Кашеверову приговорили к полутора годам колонии общего режима по статье о злостном хулиганстве (часть 2 статьи 339 УК) за три удара по двери милицейского микроавтобуса, сообщает TUT.by. Ранее прокурор Владимир Лобацкий запросил для нее шесть лет лишения свободы.

Согласно обвинению, 4 октября 2020 года Кашеверова шла в пешей колонне по городу вместе с другими людьми, которые выступали против объявленных итогов президентских выборов.

Возле дома № 74 на Московском проспекте Витебска к протестующим подъехала милиция и начала задерживать одного из мужчин. Участники шествия попытались отбить его и в ответ силовики применили газ из баллончика.

Как утверждает следствие, во время стычки Кашеверова повредила микроавтобус Ford Transit, принадлежащий УВД облисполкома, а именно «ударила по нему ногой не менее трех раз, нанеся вмятину и царапины, а также бросила вслед отъезжавшему автомобилю деревянную палку».

Кроме того, по версии обвинения, она сорвала медицинскую маску и форменную кепку с командира звена ОМОНа Алексея Альхимовича.

В суде Кашеверова частично признала вину. Она подтвердила, что ударила по двери служебного автомобиля, после того как ей не разрешили помочь протестующему, лежавшему лицом вниз.

«Я хотела узнать, в сознании он или нет. Пыталась пробраться к нему через толпу, сделала несколько попыток. Думаю, смогла бы ему помочь, провести общий осмотр, понять, есть ли у него травма. Помочь парню хотели и другие люди. А сотрудники милиции пытались их разогнать, а парня поднимали — и делали это не так, как это надо делать, если человек без сознания», — говорила она.

Кашеверова подтвердила, что наносила удары по машине, однако настаивала, что не срывала маску и фуражку с милиционера, а также не повреждала боковые двери микроавтобуса.

«Я не знаю, что на меня нашло. Стало обидно, что не смогла помочь этому парню. И я ударила по машине. Я сделала это неумышленно, у меня не было умысла повредить микроавтобус. Просто свои эмоции в тот момент я перевела на машину. Она стала отъезжать, и я ударила ее ногой два или три раза — в правую часть задней двери. Затем подняла палку и бросила ее вслед микроавтобусу. Зачем сделала это? Свои действия сейчас объяснить не могу. Обида, злость…», — рассказывала Кашеверова в суде.

Адвокат подсудимой настаивал на ее оправдании и отмечал, что поначалу девушку обвиняли по менее тяжелой части 1 статьи 339 УК и не вменяли ей повреждение микроавтобуса и срывание маски с фуражкой. Обвинение в последнем, считает адвокат, основывается на противоречивых показаниях командира ОМОНа Алхимовича.

В последнем слове Кашеверова повторила, что хотела помочь пострадавшему, поскольку она раньше работала медсестрой, однако, когда милиция распылила газ и молодого человека на земле уже не было, она на эмоциях ударила микроавтобус.

«Мне стало обидно за себя, потому что я не смогла помочь. Да, я признаю свою вину: я ударила по машине три раза. Я совершила правонарушение, но не судите меня строго. Не лишайте меня свободы», — попросила она.

Ещё 25 статей