62‑летнюю уборщицу «Гродно Азота» приговорили к домашней химии за участие в воскресном марше
62‑летнюю уборщицу «Гродно Азота» приговорили к домашней химии за участие в воскресном марше
11 ноября 2021, 12:14

Cуд Октябрьского района Гродно приговорил 62-летнюю уборщицу «Гродно Азота» Янину Глазкову к 2,5 годам домашней химии за участие в воскресном марше (статья 342 УК), сообщает правозащитный центр «Вясна».

По версии следствия, 6 сентября 2020 года женщина стала участницей грубого нарушения порядка, «осознавая противоправность своего поведения и вдохновляя окружающих», не подчинялась милиционерам и «по предварительному сговору с иными неустановленными лицами» продолжила призывать людей к нарушению порядка. В результате ее действий, считает прокурор, участники протеста стали в сцепку.

Обвиняемая сказала, что в день задержания шла в Фарный костел, чтобы заказать имшу. По ее словам, она не знала о событиях в городе — незадолго до этого у Глазковой умер брат, ей приходилось ухаживать за больным отцом и мужем с III группой инвалидности.

Глазкова, по ее словам, попала в толпу протестующих случайно, а демонстранты схватили ее под руки, когда милиция начала задержания. На уточняющий вопрос адвоката женщина ответила: «Если бы заранее знала об акции, в ту сторону бы в тот день не пошла».

Судья Дмитрий Кедаль спросил, что кричала обвиняемая, стоя в сцепке и хлопая в ладоши. Глазкова ответила, что кричала «что-то схожее со словом "пропусти"» — она посчитала, что если будет делать то же, что и остальные, милиция их пропустит.

На вопрос, сходила ли она в итоге в костел, женщина ответила: «Нет, в тот день в таком состоянии в костел я идти не смогла. Попыталась быстро уйти с мест события. Имшу в результате заказала сестра, а через три дня папа умер».

Свидетелями на суде выступили трое сотрудников милиции: Ангелина Нагорная, Николай Задоев и Сергей Тимофеев. По просьбе милиционеров суд они давали показания из-за ширмы, так как «в случае узнаваемости опасаются за свою жизнь и здоровье». Ни один из свидетелей не смог подтвердить, что Глазкова стояла в сцепке.

Гособвинитель Елена Пронько запросила для обвиняемой 3 года домашней химии. Адвокат настаивал на оправдательном приговоре, так как, по его словам, показания свидетелей противоречат видеозаписи из материалов дела, а иных доказательств вины Глазковой нет.

В последнем слове подсудимая говорила, что сожалеет о случившемся и что в костел ей надо было пойти в другой день.