«Надо было строить беларускую жизнь и здесь». Диаспора в Лондоне 50 лет собирает библиотеку с рукописями Купалы и статутами ВКЛ
Ганна Камлач
«Надо было строить беларускую жизнь и здесь». Диаспора в Лондоне 50 лет собирает библиотеку с рукописями Купалы и статутами ВКЛ
19 января 2024, 12:28

Фото: Francis Skaryna Belarusian Library and Museum in London

На севере Лондона, по адресу Холден Роуд, 37, находится «окно в Беларусь» — так библиотеку имени Франциска Скорины называет один из ее опекунов Павел Шевцов. Скориновка — это самая большая библиотека беларуской эмиграции, в которой есть даже музей и архив. Рассказываем, что интересного можно увидеть в самом беларуском месте Великобритании.

Священники, провалившийся потолок и жертвенные беларусы. Как возникла Скориновка

Оформленная беларуская диаспора появилась в Великобритании после Второй мировой войны. Образовывали ее, в основном, выходцы из Западной Беларуси. Многие из них были солдатами польской армии, которым разрешили остаться в Британии.

Беларусы за собственные деньги начали создавать свои организации и строить общественные дома, несмотря на то, что у большинства эмигрантов средств было немного — без владения английским и соответствующей квалификации им платили мало. Спустя несколько лет беларуские центры появились в Лондоне, Брентфорде и Манчестере.

— Были беларусы, которые мечтали, что Сталин умрет, завтра они вернутся в свою деревню, и поэтому ничего не делали. Были люди, которые только ссорились все время, но было много людей, которые думали, что надо как-то строить беларускую жизнь и здесь, — говорит один из опекунов библиотеки Павел Шевцов.

Павел переехал в Лондон из Гомеля более 30 лет назад и присоединился к местным организациям беларусов. Теперь он старший опекун библиотеки: в 1999 году на должность его назначил один из основателей библиотеки Александр Надсон.

— Когда я был студентом, меня отец Александр попросил зал пропылесосить, а теперь я веду наши сборки опекунов. Так что, как в американской мечте, я сделал карьеру от пылесошения до руководителя заседаний совета.

Среди беларуских эмигрантов были и священники. Один из них, Чеслав Сипович, в 1960 году стал первым за 150 лет беларуским греко-католическим епископом. Он начал собирать книги по церковной и беларуской тематике — к этому присоединились другие священники — Лев Горошко и Александр Надсон. Жили они в отдельном доме на севере Лондона, «Мариан-Хаузе», где и хранили книги.

— Собрали столько книг, что в доме провалился потолок. Тогда они решили купить отдельное здание и сделать библиотеку. В 1971 году все оформилось, в мае было торжественно открыто здание библиотеки, — рассказывает Павел Шевцов.

Аукцион в Монте-Карло и волонтерский мониторинг. Как собирали книги и что с ними сейчас

Книги искали на аукционах и букинистических магазинах — например, в Монако купили старопечатные издания, изданные самим Скориной. «Отец Александр Надсон любил шутить, что поехал в Монте-Карло и потратил много денег», — смеется Павел.

— Там был аукцион, где продавалось много этих восточноевропейских старопечатных изданий. В те времена их было еще легче купить, потому что не было олигархов, которые это все покупали.

Беларусы вывезли в эмиграцию множество книг репрессированных деятелей 1930-х годов, которые внутри страны просто уничтожали, добавляет Шевцов. В Скориновке хранятся редкие издания Бронислава Тарашкевича, Вацлава Ластовского, Язепа Лесика и Всеволода Игнатовского.

Фото: Francis Skaryna Belarusian Library and Museum in London

Сейчас в библейском фонде от 30 до 40 тысяч книг на беларуском языке или языках разных стран, но обязательно по беларуской тематике. Все они требуют каталогизации — общими усилиями волонтеры и опекуны обработали около 16 тысяч экземпляров.

С поиском новых интересных экземпляров помогают волонтеры, которые постоянно мониторят букинистические магазины и аукционы. Последние несколько лет книги приобретали не так активно, как могли, так как направили усилия на сохранение того, что уже есть в библиотеке.

— Купили в последнее время несколько редких изданий Мицкевича и Сырокомли. Также франкоязычное «Великое искусство артиллерии» Казимира Семеновича. Он был специалист по артиллерии и фейерверкам, происходил с Витебщины, был популярен по всей Европе.

Фото: Francis Skaryna Belarusian Library and Museum in London

Большая задача библиотеки — оцифровка коллекций, на это ищут средства и желающих помочь. «К нам приходят сотни людей в год, а мы хотим, чтобы это видели тысячи и десятки тысяч», — говорит Павел.

Совсем недавно Скориновка расширилась и открыла новое помещение для периодики на подземном этаже.

— Хотим еще больше места. Может, еще один этаж сделать на чердаке, чтобы устраивать беларуские выставки. Они очень успешны здесь. Приходят смотреть много англичан и других иностранцев.

Рубашка Ларисы Гениюш из ГУЛАГа, паспорт БНР и карта полесских болот. Что можно увидеть в Скориновке

Одна из самых успешных выставок — экспозиция «Непокоренные», которая проводит параллели между репрессиями в 1930-е годы и в современной Беларуси. Центральные экспонаты — рубашка Ларисы Гениюш из ГУЛАГа, переданная ее сыном, и тюремная одежда Натальи Херше, которую получили через швейцарское посольство.

— С одной стороны стоит рубашка Ларисы Гениюш и экспонаты, посвященные репрессированным в 1930-х годах — книги и прочее. Слева — одежда Натальи Херше и книги людей, репрессированных в современности: Беляцкий, Пушкин, Северинец, Знак и остальные. Здесь же стоят плакаты с протестов диаспоры и фотографии задержанных в Беларуси.

Фото: Francis Skaryna Belarusian Library and Museum in London

На выставке, посвященной дню рождения Янки Купалы, Скориновка впервые экспонировала его рукописи и экземпляры самых ранних изданий. Музейная коллекция библиотеки богата — вот неполный перечень того, что можно здесь найти:

  • Старобеларуские документы, датированные 1499-1682 годами;
  • Статут ВКЛ 1588 года;
  • Более 100 карт — есть даже немецкая карта полесских болот 1941 года и карты, напечатанные в 16 веке;
  • Временные деньги, выданные в 1918 году, почтовые марки, документы (в том числе оригинал паспорта) Беларуской Народной Республики;
  • Слуцкие пояса, образцы беларуского ткачества, вышивки и многое другое.

— У нас есть старопечатные издания еще со времен Скорины, несколько статутов ВКЛ: один на старобеларуском языке, а другой — на польском. Британцы приходили и говорили: «Мы думали, вы там крестьяне забитые были, а вы законодательство писали в 16 веке». Это Беларусь в их сознании поднимает на несколько уровней, что там была достаточно sophisticated культура, — говорит Павел.

Скориновка хранит множество интересных экземпляров 19 и начала 20 века, среди которых семиязычный словарь времен Первой мировой войны, изданный немцами. Беларуская его часть написана латиницей, отмечает Павел.

— Я так думаю, что на оккупированных территориях беларусы употребляли больше латиницу, потому что немцы — прагматичные люди. Это был такой прагматичный словарь, сделанный для того, чтобы немецкая армия знала, о чем на оккупированных территориях говорят.

В библиотеке есть увлекательные образцы беларускоязычного самиздата, напечатанного в эмиграции, такого как учебник по автомобилеведению со схемами и техническими рисунками деталей, сделанными от руки. Он был издан в 1947 году в Германии.

Фото: Francis Skaryna Belarusian Library and Museum in London

— У нас очень хорошая коллекция того, что в диаспоре издавалось, а также в Западной Беларуси, Вильнюсе в 1930-е годы. Что издавалось в советской Беларуси, в постсоветские времена, есть и у нас. Но в Беларуси вы не найдете диаспорные издания, издания Западной Беларуси, некоторые старопечатные издания, — объясняет Шевцов.

В Скориновке можно посмотреть на картины председателя Рады БНР Ивонки Сурвиллы и множество художников беларуской диаспоры, которые передали свои работы в Великобританию из Франции, Бельгии и других стран.

Еще одно сокровище библиотеки — архив, в котором хранятся записи диаспорных организаций и персональные архивы выдающихся деятелей. Опять же, не только тех, что жили в Великобритании.

Недавно работать в архив приезжала основательница «Вольного хора» Галина Казимировская. Музыкант отсканировала сотни нотных листов беларуской музыки и оцифровала десятки пластинок. Среди находок Галины — единственный сохранившийся сборник Владимира Теравского «Беларуский лирник», пять «Погонь» и ноты к опере «Всеслав Чародей».

— Я воспиталась как хоровик и знала, что у Куликовича есть опера «Лесное озеро». Но про оперу «Всеслав Чародей» никогда не слышала. И в архиве есть эти ноты! И теперь, когда я вспоминаю, как мы в консерватории дирижировали на экзамене операми Римского-Корсакова... а могли бы учиться на произведениях Куликовича, — рассказывала она «Радио Унет».

Казимировская уверена, что архивных сокровищ хватит на отдельный музыкальный отдел музея, и мечтает о его создании.

Англо-беларуские связи и окно в страну. Как Скориновка знакомит с Беларусью

Библиотека — это большой центр беларусоведения, она никогда не была просто хранилищем, подчеркивает Павел Шевцов. При Скориновке создали несколько организаций, среди которых Anglo-Belarusian Society — сообщество для поддержки связей между беларусами и иностранцами, которые интересуются Беларусью.

— Это было очень успешно, здесь создался клуб британцев, которые интересовались беларусами. Среди них — Вера Рич, Джим Дингли, Арнольд Макмиллин, Гай Пикардо, которые многое написали, многое перевели на английский язык.

В 1960-е годы Англо-беларуское общество заложило академический журнал Journal of Belarusian Studies, который был единственной периодической публикацией о Беларуси на английском языке и присылался в разные страны, даже в БССР.

В Скориновку приезжают ученые-беларусоведы из других стран. Для них обустроили отдельную комнату, где можно остановиться. Павел говорит, что она никогда не пустует.

— Недавно приезжала ученая из Кембриджа, которая занимается несколькими странами бывшего СССР, а мы, конечно, ее поощряли, чтобы она больше Беларусью занималась. Мы любим тех, кто интересуется нами. Она была впечатлена. До этого Беларусь была одной из многих стран бывшего СССР, а после визита для нее Беларусь стала более понятной и интересной.

Помимо многочисленных контактов с учеными всего мира, у библиотеки есть связи с различными британскими организациями. Среди них Discovering London, что проводят туры по городу. Гости приходят смотреть на униатскую церковь святого Кирилла Туровского и всех покровителей беларуского народа, что находится через дорогу от Скориновки. Это первая в Лондоне деревянная церковь со времен Великого пожара.

— Она занесена в различные туристические книги в Лондоне. Мы делаем такие комплексные визиты для британцев, которые смотрят на церковь, и приходят в библиотеку.

Фото: Helene Binet / Spheron Architects

После протестов 2020 года визитов стало больше — многие беларусы почувствовали, что надо искать свое, и приходят за этим в Скориновку, считает Павел. Некоторые даже приезжают из других стран. Британцев в библиотеке тоже стало больше — они говорят, что визиты в Скориновку помогают им лучше понять ситуацию в восточноевропейских странах в целом. «Когда мы объясняем о ВКЛ, истории, люди говорят, что их просветили вообще, что они не только о Беларуси узнали».

— Такая ситуация была и во время холодной войны — библиотека была окном в Беларусь. Если ученые не могли получить визы в СССР, то могли сюда прийти. После 2020 года люди меньше готовы ехать в Беларусь по понятным причинам, поэтому библиотека снова становится таким окном в Беларусь, которая закрылась от мира.